Just for fun...

10:32 

Не от мира сего/Revenant

tari_na
Название: Не от мира сего
Автор: dreamweaver
Переводчик: Tari_na
Ссылка на оригинал: Revenant
Рейтинг: NC-17
Сезон: 5
Персонажи: Спаффи, Скуби, Ангел, Глори и др.
Краткое содержание: В каждом измерении есть свой Спайк... А что делать, если в вашем он исчез, и вернуть его невозможно? Не беспокойтесь, у Высших Сил уже есть решение. Спайк вернется, вот только он будет "не от мира сего". Готовы к встрече?
Бета: kovlarr
Перевод завершён: нет
Предупреждения: АУ, ООС, романс, клейм
От переводчика: Этот фик - вторая часть дилогии. Начало истории - в фике "Игрок на замену".
Отказ от прав: Всё принадлежит Джоссу Уэдону и Mutant Enemy.


«Жизнь – отстой!» Именно к такому неутешительному выводу пришла Баффи во время очередного патрулирования.
С тех самых пор, как Высшие Силы вернули ее из распыленного состояния, в котором девушка оказалась из-за заклятия Изначальности, наколдованного Уиллоу, вся ее жизнь, казалось, состояла из нескончаемой череды потрясений. И причиной всего происходящего была Баффи. Только это была другая, более взрослая версия Истребительницы, которую Высшие Силы на время перенесли сюда из другого измерения. И ее появление в этом мире, а потом и возвращение в свое измерение стало причиной для серьезных изменений, происходивших сейчас в жизни юной Истребительницы и ее окружения.
Эта Баффи («Буду называть ее Баффи2*,» – раздраженно думала девушка) была на четыре года старше. И это означало, что она знала о будущем на четыре года вперед. О друзьях и врагах, об Апокалипсисах, которые надо будет предотвращать, и о решениях, которые придется принимать Баффи. А еще о действиях и поступках людей из ее окружения. И всю эту информацию она записала и оставила своей юной версии.
Сведения, бесспорно, оказались очень нужными и полезными. Благодаря им у Уиллоу, к примеру, появился наставник. Джайлз все организовал, и теперь юная ведьма могла развивать свои магические способности и в то же время училась более ответственно относиться к использованию разных заклинаний. Та история, когда она чуть было не погубила свою подругу, распылив ее тело и отправив душу Баффи болтаться где-то между Раем и Адом, произвела на Уилл неизгладимое впечатление.
Серьезно изменился и Наблюдатель. Джайлз начал вести со своей подопечной разговоры о том, что мир вовсе не черно-белый, и о том, как важно учиться замечать и различать в нем оттенки серого цвета. А еще Джайлз стал поощрять Баффи налаживать связи с общиной безвредных демонов, населяющих Саннидейл, и активнее с ними сотрудничать. А поскольку это давало отличные результаты, было понятно, что Баффи2 советовала это не просто так. Старшая Истребительница хорошо знала, о чем говорила.
Впрочем, сама Баффи поняла это в ту самую минуту, когда открыла папку и начала читать. Эти записи стали теперь ее настольной книгой. Потому что Истребительница писала там не только о событиях, которые произошли в том, другом измерении, а значит, могли случиться и здесь тоже, не только давала советы и рекомендации, как можно было бы избежать проблем, связанных с появлением очередных «Главных Злодеев» вроде адской богини Глори или Первичного Зла.
Еще в этой папке хранились размышления Баффи2 о себе и о людях, окружавших ее: о Скуби и Наблюдателе, об Ангеле и Райли. И для юной Истребительницы именно эти записи оказались самыми важными и значимыми.
Баффи2 писала, что одержимость Уиллоу магией на самом деле являлась одержимостью властью, желанием заставить людей делать то, что хотела ведьма.
И Баффи могла лишь удивляться, почему она не замечала этого раньше, до того, как прочитала записи, ведь все было так очевидно. Слишком часто Уиллоу чувствовала себя неуверенной и беззащитной, вот почему для нее было так важно, чтобы все в этом мире происходило в соответствии с правилами, которые установила она сама. Но теперь появилась надежда на изменения к лучшему, ведь наставник не только учил ее магии, но и помогал юной ведьме обрести уверенность в себе.
А Джайлзу после общения со взрослой версией своей Истребительницы пришлось существенно пересмотреть свое отношение к правилам и установкам Совета. Прежде ее Наблюдатель постоянно твердил, что любое существо, у которого нет души, – служит силам Зла. Но постоянное взаимодействие с безвредными демонами внесло изменение в это правило. Теперь Джайлз признавал, что оценивать и демонов, и людей стоит по тому, как они действуют и какие поступки совершают. Потому что это говорит о любом существе гораздо больше, чем наличие или отсутствие души. И Баффи пришлось признать, что в таком мировоззрении действительно больше здравого смысла.
Сложнее всего было с Ксандером, поскольку тот никогда не отличался особой терпимостью по отношению к демонам. Но Уиллоу с Тарой продолжали свои попытки достучаться до парня, рассчитывая заставить его взглянуть на вещи чуточку иначе, и с учетом изменений, произошедших с Джайлзом, можно было надеяться, что Ксандер тоже поменяет свою точку зрения.
Что же касается мыслей Баффи2 об Ангеле…
Сразу после того, как Высшие Силы смогли исправить неприятные последствия заклятия Изначальности и вернули Баффи из междумирья, а заменявшую ее Истребительницу отправили в свое измерение, вампир поспешно вернулся назад в Лос-Анджелес. Разумеется, Ангел оправдывал свой скорый отъезд тем, что если он останется, они с Баффи будут слишком много времени проводить вместе, а следовательно есть риск, что они снова могут поддаться искушению, и это может привести к опасным последствиям. Вампир уверял Баффи, что как только он будет ей нужен, ей достаточно будет сделать всего лишь один телефонный звонок, и он сразу же вернется. Вот только прочитав записи Баффи2, сама Истребительница не могла не задаться вопросом, насколько на самом деле она может рассчитывать на помощь Ангела. У него в Лос-Анджелесе была своя жизнь, и, судя по всему, искупление собственных грехов было для вампира гораздо важнее, чем возможность быть с Баффи. Это было, наверное, правильно, вот только Истребительница в результате оставалась без необходимой ей поддержки.
Баффи было тяжело читать то, что написала старшая Истребительница об Ангеле, и все же это не шло ни в какое сравнение с тем, как она высказалась о Райли. Все, что делала Инициатива, Баффи2 считала злом, а между тем Райли Финн был образцово-показательным представителем этой организации, этаким парнем с обложки рекламного буклета «Выбирай Инициативу!». Он не просто исполнял приказы, он их полностью одобрял и поддерживал. И Баффи было о чем подумать. К тому же она не могла не заметить, что за то время, пока она была в распыленном состоянии, у Джайлза тоже существенно изменилось мнение о Райли. Раньше ее Наблюдатель не обращал особого внимания на приятеля своей подопечной, теперь же он относился к бывшему военному с нескрываемым недоверием.
А еще Баффи2 рассказала о поступках, которые совершал Райли Финн в ее измерении. Она написала и о его посещениях вампирского притона, о его отъезде, женитьбе и возвращении. И даже если Баффи понимала, что в ее мире ничего подобного еще не случилось, и, возможно, Райли вообще никогда так не поступит, она все равно начала присматриваться к парню, стала обращать больше внимания на его слова и действия. И то, что она начала это делать, было уже само по себе очень неприятно. Ведь это означало, что она ему не до конца доверяет.
Само собой, Райли происходящее тоже ужасно раздражало, и все закончилось грандиозным скандалом. Финн сорвался и накричал на Баффи так, словно это она несла ответственность за поступки своей взрослой копии из другого измерения. А потом он и вовсе обвинил Истребительницу в том, что она до сих пор влюблена в Ангела, а его, Райли, никогда по-настоящему не любила и даже от секса с ним не получала удовольствия. И пусть это последнее утверждение было абсолютной правдой, но Баффи было крайне интересно, как же он об этом узнал. Девушка всегда думала, что она неплохо имитирует оргазм, и ее бойфренд ни о чем не догадывается. Но потом Аня рассказала ей, как однажды рассерженная Баффи2 швырнула ему в лицо это признание. И юная Истребительница не смогла сдержать улыбки, представив себе эту сцену, хотя и понимала, что по самолюбию парня был нанесен сокрушительный удар.
В конце концов они с Райли решили расстаться. Вскоре он вернулся на военную службу и уехал в Белиз, как и предупреждала Баффи2, только произошло это чуть раньше, чем в другом измерении.
А Баффи осталась в одиночестве, и если то, что писала о своих отношениях с мужчинами Баффи2, окажется правдой, юной Истребительнице надо было готовиться к тому, что одинокой она будет всегда. Потому что о какой счастливой личной жизни может идти речь, если обычный мужчина даже удовлетворить Истребительницу вряд ли сможет, а мужчин – Истребителей вампиров просто не существовало?
Впрочем, был еще один вариант. Встречаться с демоном...И Баффи2 выбрала для себя именно этот путь. И даже здесь, в этом измерении, нее были отношения с вампиром. Точнее, со Спайком. И от одной мысли об этом Баффи буквально передергивало. Ведь их Спайк был не просто вампиром, он был существом мерзким, подлым и абсолютно невыносимым. А Баффи2 – Истребительница вампиров. Так что их связь должна была выглядеть как что-то совершенно неправильное!
Вот только все вокруг (и даже Ксандер!) признавали, что эти двое были безумно влюблены друг в друга, и когда для той, другой Баффи, пришло время возвращаться в свое измерение, Высшие Силы даже дали ей возможность забрать их Спайка с собой.
Вообще-то в папке, которую оставила Истребительница для своей юной копии, было очень много записей о вампире. Она подробно рассказывала Баффи об их отношениях, о том, что сделал для нее в том мире ее собственный Спайк, о том, какую важную роль он играл в ее жизни. К тому же Баффи2 даже предположить не могла, что местному Спайку будет позволено последовать за ней в другое измерение. Так что она пыталась объяснить, почему Баффи стоит отпустить это белобрысое недоразумение и позволить ему покинуть Саннидейл, вместо того, чтобы распылить вампира, у которого теперь даже не было чипа.
Конечно, у Ангела тоже не было чипа, но ведь у него была душа. И это все меняло... Ведь так? Только вот Баффи2 сказала, что у Спайка было любящее сердце. И, похоже, работало это так же, а может даже и лучше, чем душа у Ангела, ведь, по словам старшей Истребительницы, именно Спайк, спасая мир, дважды пожертвовал собой, сначала закрывая Адскую пасть, а потом присоединившись к борьбе Ангела со Старшими Партнерами.
Баффи и сама когда-то видела, как Спайк заботился о Друзилле. Он действительно любил ее. И наверное, в том мире вампир очень любил свою Баффи, ведь ради нее был готов умереть. Проблема была в том, что такой вот Спайк был единственным в своем роде, уникальным. Потому что Истребительница никогда не встречала и даже не слышала о каком-нибудь другом вампире, способном на такие чувства.
Она, черт побери, не думала, что сама может ТАК любить. И то, что Баффи2 оказалась способна на любовь подобной силы, еще совсем ничего не значило. В конце концов, в жизни старшей Истребительницы случилось много тяжелых событий и невероятно жестоких испытаний, которые навсегда изменили ее. И Баффи втайне надеялась, что ей самой ничего подобного переживать не придется. Никогда. Так что, возможно, Райли все-таки был прав, когда во время их последней ссоры кричал, что она самовлюбленная эгоистка, неспособная полюбить кого-то еще.

*****

Истребительница уже завершала свое патрулирование на кладбище Рестфилд, когда вдруг услышала какой-то непонятный шум. Похоже, это были Фируды, маленькие, симпатичные и абсолютно безвредные демоны, которые, судя по всему, были очень взволнованы и поэтому громко, наперебой, щебетали что-то своими высокими писклявыми голосами. Баффи решила подойти поближе и посмотреть, что же случилось. Фируды ей нравились, и она не хотела, чтобы малыши пострадали в стычке с каким-нибудь жестоким и опасным монстром, которого случайно занесло в Саннидейл, поближе к Адской пасти.
Маленьких демонов она отыскала неподалеку от старого склепа. Они взволнованно пищали, окружив со всех сторон какого-то незнакомца. Тот стоял в тени, и с того расстояния, на котором она находилась, Баффи видела только темный силуэт и не могла пока рассмотреть как следует, кто же это был.
– И где я, черт побери, оказался? – услышала Истребительница мужской голос, который, впрочем, звучал как-то глухо и невнятно. – На Ад не похоже!
– Саннидейл! Саннидейл!– наперебой зачирикали Фируды.
– Саннидейл – чертова дыра в земле!
С этими словами незнакомец шагнул вперед и вышел наконец-то из тени склепа на свободное пространство между могилами, а у Баффи появилась возможность как следует рассмотреть мужчину… И его черный кожаный плащ… И черные джинсы и футболку… И эти платиново-белые волосы, блестящие в лунном свете…
Судорожно вздохнув, Истребительница остановилась и замерла.
– Истребительница! – закричал один из Фирудов, заметивший девушку. – Смотри! Он вернулся! Спайк вернулся!!!
Это действительно был Спайк…
– Кровавый ад! – вампир оглянулся и увидел ее. – Баффи?
Не обратив ни малейшего внимания на кол, который Истребительница при его приближении выхватила совершенно автоматически, он бросился к ней, обхватил ладонями ее лицо и поцеловал.
Никто и никогда не целовал ее так. Так пылко, страстно, жадно. Даже Ангел. Про Райли лучше было не вспоминать, его поцелуи никогда не были настолько чувственными. И как она могла не поцеловать его в ответ, если все ее тело – каждую клеточку, каждый нерв – охватило такое жаркое пламя, голова кружилась от восторга, а ноги буквально подкашивались.
Кто бы мог подумать, что она сможет испытать все это, целуясь с…
– О! БОЖЕ! МОЙ! Это же СПАЙК! Что я делаю?!! – в панике подумала Истребительница и тут же крепко уперлась ладонями вампиру в грудь, пытаясь его оттолкнуть.
Он сразу оторвался от ее губ, тяжело дыша, и Баффи вдруг с ужасом осознала, что она тоже никак не может выровнять дыхание, а ее тело буквально сотрясает дрожь.
– Я не должен был… – быстро проговорил Спайк. – Знал, что ты не захочешь... Прости… Пожалуйста, прости… Ничего не мог с этим поделать…
Он все еще удерживал ее лицо в своих ладонях и пристально вглядывался в ее глаза.
– Баффи!.. – выдохнул он.
И девушка подумала, что еще никогда не слышала, чтобы кто-нибудь произносил ее имя так – с таким трепетом, и теплотой, и с искренним восторгом. А еще, что никто не смотрел на нее, как этот вампир – с обожанием, нежностью и нескрываемой любовью.
– Господи! Год… – прошептал он. – С тех пор, как я видел тебя, прошел целый год! Я не могу поверить, что это ты, что ты – здесь!
Он точно не был призраком. Она могла быть в этом уверена. Хотя бы потому, что ее ладони продолжали упираться в его грудь. И их головокружительный поцелуй тоже служил неплохим доказательством. А значит…
– Ты – ее Спайк.
– Что?
– Ты – Спайк из другого измерения?
Вампир отклонился назад, позволив лунному свету осветить ее лицо, и наконец заметил то, на что раньше он, ошеломленный самим фактом ее близости, просто не обратил внимания.
– Ты другая... ты… моложе?! Как?.. – Спайк растерянно оглянулся. – Это же Рестфилд… Мы в Саннидейле… Но Саннидейл разрушен!
– Не здесь. Ты в другом измерении, Спайк. И у нас сейчас – август двухтысячного года.
– Двухтысячного?!
Вампир резко отпрянул от нее, шагнул назад, покачнулся и упал бы, если бы Баффи не схватила его за руку, помогая устоять на ногах. Потом с ее поддержкой Спайк добрался до ближайшей могилы и присел на надгробную плиту.
– А ты из какого года? Из две тысячи четвертого или пятого, да? – решила уточнить Истребительница.
Но казалось, вампир даже не уловил сути ее вопроса.
– Я… Да… Из какого я года… – пробормотал Спайк, ошеломленно оглядываясь по сторонам.
Он был другим. Она замечала эту разницу так же, как, наверное, он видел, что она отличается от его Баффи. Спайк, которого знала она, был дерзким, язвительным, самодовольным наглецом, хладнокровным убийцей, которого сдерживал только чип. В глазах вампира, на которого она смотрела сейчас, были теплота, мягкость и какая-то странная, непонятная уязвимость.
Он смотрел на нее, не отрываясь, но Баффи… Ей нужно было начинать разговор.
– Ты попал сюда из другого измерения, Спайк, - начала она осторожно. - Но… – она нахмурилась. – Как это получилось? Ты ведь погиб…
– Погиб… да… мы… мы сражались. Со Старшими Партнерами… И копье, – он коснулся своей груди в районе сердца и растерянно посмотрел вниз, не обнаружив раны, – оно прошло прямо через сердце. Меня должно было распылить.
– Я думаю, что так и было. Ты погиб, но потом что-то произошло, и тебя вернули назад. Что ты помнишь?
– Копье. А потом… я был там, где… – Спайк нахмурился, пытаясь сосредоточиться и вспомнить какие-то подробности. – Там было хорошо. Все было возможно. И я был… Я чувствовал, что меня люб… – он резко оборвал сам себя, – что меня принимают…
Истребительница посмотрела на него с уважением и… трепетом. То, что описывал вампир, не было похоже на междумирье, где побывала она.
– Как думаешь, это был Рай?
Ангел был в аду, так что все были уверены, что Спайк тоже попадет туда. Ведь за сто двадцать лет своего вампирского существования Уильям Кровавый погубил тысячи человеческих жизней. Но потом он спас целый мир и миллиарды людей, живущих в нем, пожертвовав собою в Адской Пасти, а после возвращения участвовал в сражении со Старшими Партнерами. Так что может быть, в итоге он все-таки заслужил свое место в раю?
– Не знаю.. не могу… все так зыбко… Но во всяком случае, это был не ад, – он устало провел руками по лицу – Черт! Мне срочно нужно выпить!
– Это точно, – Баффи понимающе улыбнулась. – Может, ты найдешь что-нибудь подходящее в склепе нашего Спайка? Если, конечно, его не заняли какие-нибудь другие демоны.
– Склеп… Да, верно… В двухтысячном я тоже жил в склепе.
Спайк огляделся по сторонам, пытаясь понять, в какой части кладбища они находятся и куда надо идти. Похоже, он еще не верил до конца в реальность происходящего. Медленно и как-то неловко он поднялся с надгробья, и они с Истребительницей направились к жилищу здешнего Спайка.
– А где ты жил, когда работал с Ангелом? – спросила Баффи.
– Э… Ну.., у меня была квартира… Небольшая квартира, что-то вроде полуподвала… Один тип предложил мне там поселиться, а взамен думал использовать меня в своих целях. Но мне было все равно, – вампир кривовато усмехнулся. – Жить в склепе мне нравилось гораздо больше.
Он двигался по дорожке между могилами медленно, как-то неуверенно, словно очень уставший человек. И когда Спайк вдруг споткнулся и чуть не потерял равновесие, Баффи, не задумываясь, вытянула вперед свою руку, чтобы его поддержать. Заметив этот жест, вампир внимательно посмотрел на нее, удивленно выгнув бровь.
– Так почему ты не пытаешься меня распылить, Истребительница?
– Другая Баффи сказала мне этого не делать, – ответила девушка.
– Другая Баффи? – нахмурился вампир.
– Она из твоего измерения.
– Мне точно нужно выпить… – едва слышно пробормотал Спайк.
– Да, в этом сложновато разобраться.
–Ага…
Он хмуро смотрел перед собой, а Баффи понимала, что этот самый момент вампир пытается разобраться в происходящем и разложить все, что она ему уже рассказала, по полочкам. В этом у Спайка был настоящий талант, он умел воссоздать цельную картину, проанализировав разрозненные факты, и быстро просчитать варианты развития событий. Вампир отлично продемонстрировал это, когда Адам направил его посеять раздор в рядах Скуби, пообещав взамен...
– Что насчет твоего чипа? – внезапно спросила Истребительница.
Он помолчал какое-то время, а потом медленно вздохнул:
– Он начал давать сбои и ты… то есть другая Баффи, она решила, что его надо удалить.
– Тогда, возможно, я действительно должна тебя распылить, – тихо пробормотала девушка.
– Я не буду убивать, Истребительница.
– Откуда мне знать? Раньше тебя останавливал чип, но если теперь его нет…
– Можно просто выбрать – не убивать. Без принуждения. И чип – не единственная вещь, способная удержать меня от убийства.
– И что же это?
– Душа…
Баффи резко остановилась и смерила его взглядом:
– У тебя есть душа? Ой, да ладно! Скажи еще, что тебя, как и Ангела, прокляли какие-нибудь бродячие цыгане!
– Меня не проклинали душой... Я сражался за нее. И… выиграл.
– Ты выбрал это сам? Вернуть душу?!
Ни один вампир никогда не совершал ничего подобного. Даже Ангел получил свою душу против воли. Но теперь ей становилось понятней, откуда взялись эта непривычная мягкость в его взгляде и та уязвимость, которым она раньше никак не могла найти объяснения. И то, что он был так не похож на Спайка из их мира.
– Но почему? Зачем ты это сделал? – она не могла не спросить, но вместо ответа Спайк только отвел взгляд.
– Для нее, – догадалась Истребительница.
Вампир лишь неловко передернул плечами.
– Думал, это что-то изменит. Не сработало…
Он прошел вперед, а она застыла от изумления, глядя ему вслед. То, что демон может совершить подобное, казалось невозможным. И в каком-то смысле это было более серьезной жертвой, чем его смерть в Адской Пасти. Сгорать было мучительно больно, но у этой боли был конец. А вернув душу, он сам, по доброй воле, обрекал себя на постоянные страдания и муки в течение всей своей, возможно, бесконечной нежизни. И это было невероятно, нереально… и грандиозно!
Почему Баффи2 ничего не написала ей об этом? Ведь среди записей в той папке не было ни единого упоминания о душе Спайка. Внезапно она поняла – почему. В этом мире у Спайка души не было, а о выборе, сделанном вампиром в ее измерении, Баффи2 просто не посчитала нужным упоминать. Она просто любила его. Для повзрослевшей Истребительницы больше не имело значения наличие или отсутствие у Спайка души.
«Я не осознавала этого и поняла, что люблю его, в самом конце, в Адской Пасти, всего лишь за несколько минут до его гибели, – писала Баффи2. – Но когда сказала, он мне не поверил. У него не было причин верить мне, ведь я так долго была с ним жестокой... Никогда себе этого не прощу.»
Пока она стояла и размышляла обо всем этом, Спайк успел добраться до склепа, и Баффи пришлось бежать, чтобы догнать вампира.
– Тут немного пыльно, – проговорил он с кривоватой усмешкой, оглядываясь по сторонам, и придержал входную дверь, пропуская Истребительницу внутрь. – Погоди, я зажгу для тебя пару свечей…
Баффи быстро осмотрелась. Что ж, похоже, после того как их Спайк покинул свое жилище, ни один другой демон здесь так и не поселился, так что в склепе все было по-прежнему.
Вампир тем временем подошел к холодильнику.
– Здесь есть кола, – сказал он. – Будешь? Он, скорее всего, для тебя ее держал.
– Да, спасибо, – ответила Баффи, осторожно устраиваясь в старом кресле.
Спайк налил напиток из жестяной банки в стакан и подал его девушке, а себе плеснул виски и присел на саркофаг.
– Помоги мне разобраться, – сказал он после пары глотков. – О какой «другой Баффи» ты говорила?»
И она начала рассказывать. Про заклинание Уиллоу, из-за которого Баффи распылило, про то, как Высшие Силы перенесли в этот мир Баффи2, чтобы та заменила исчезнувшую Истребительницу, а когда последствия неудачного заклятия удалось исправить, взрослую версию Баффи вернули назад, в свой мир.
– Значит, теперь все в порядке, – задумчиво произнес вампир, дослушав до конца. – Все на своих местах…
– Ну да… Типа того, – не слишком уверенно ответила девушка, вспомнив вдруг о Спайке из их мира, который оказался в другом измерении.
– Типа того… – повторил за нею вампир, – это ты верно заметила. Что я здесь делаю? Это не мой мир.
– Ну, понимаешь, два одинаковых… эмм… существа из разных миров находиться вместе в одном измерении не могут. Они взрываются вроде бы. Я так думаю, они прислали тебя сюда потому, что вернуться в свой мир ты не сможешь. Там уже есть Спайк. Из нашего измерения. Его ваша Баффи забрала с собой, когда ее Высшие Силы назад отправили.
– Что она сделала? Зачем?!!
– Понимаешь, она его любила, не могла без него, и тогда Высшие Силы…
– Кровавый ад! – взревел вдруг вампир и швырнул стакан в стену с такой яростью и силой, что осколки стекла брызнули во все стороны, а перепуганная Истребительница вскочила с кресла. – Что же он сделал, чтобы она его полюбила? Что этот придурок совершил такого, чего не делал я?
– Она любила тебя, Спайк… А он – это ты. И…
Ох, как же все сложно!
Вампир тяжело опустился прямо на пол, прислонившись спиной к саркофагу, положил на колени сцепленные в пальцах руки и устало откинул голову, упираясь затылком в холодную каменную стенку гробницы.
– Она не любила меня, – тихо произнес он. – Она никогда меня не любила…
– Любила! Так она сказала. И я знаю, что тебе она об этом тоже говорила, только ты ей не поверил.
– В Адской Пасти…
– Да.
– Она сказала это только потому, что я должен был умереть. Это были просто слова, компенсация за смерть.
– Нет, Спайк, она говорила правду! – видеть его боль и отчаянье Истребительнице почему-то было очень тяжело. – Я докажу тебе! Баффи оставила мне папку. С записями. Очень большую папку. Прямо как телефонный справочник. И она там много писала о тебе. Я принесу тебе ее завтра! Ты прочитаешь, и сам все поймешь!
– Папка записей размером с телефонный справочник? – он невесело хмыкнул. – А ты ведь даже не любишь читать.
– Да уж, – Баффи попыталась улыбнуться, – смешно, правда?
– Смешно… Это ты верно заметила. Отличная шутка, вот что это такое, – он смотрел в никуда, и во взгляде были лишь горечь и опустошение. – После всего, что я совершил, после всего, через что я прошел, девушка досталась ему.
Внезапно Баффи осознала, как выглядит вся эта история с его стороны. До этого момента девушка думала лишь о том, что Баффи2 обрела счастье рядом с любимым. Вот только ради того, чтобы Истребительница и их Спайк были теперь счастливы вместе, собой пожертвовал совсем другой вампир.
– Ох, Спайк, мне так жаль!
– Тебе не за что извиняться, – со вздохом ответил вампир и грустно улыбнулся. – Да и его, похоже, винить не в чем. Так сложились обстоятельства. Просто я до смерти устал быть игрушкой в руках каких-то там высших сил, которые могут в любой момент решить: «А давайте-ка мы с ним еще немного позабавимся!» У тебя не бывает порой чувства, что там, наверху, кто-то здорово веселится?
Баффи не знала, что сказать, какие подобрать слова, чтобы не сделать ему больнее, так что решила лучше помолчать. Впрочем, вопрос в любом случае был риторическим. Спайк не ждал от нее ответа. Девушка не могла сейчас видеть его лицо, поскольку он уткнулся лбом в сложенные на коленях руки, но все и так было понятно. Юная Истребительница с состраданием смотрела, как вампир пытается справиться с болью. И ей было искренне его жаль. Ведь то, что произошло с этим Спайком, было ужасно несправедливо.
После мучительно долгого молчания он поднял голову и отрешенно спросил:
– Что же мне теперь делать?
– Все, что хочешь, – развела руками Баффи. – Тебе не обязательно оставаться в Саннидейле. Можешь поехать куда угодно. Я не буду тебя останавливать, ведь ты сказал, что убивать не будешь. И твоя душа будет удерживать тебя не только от убийства, но даже просто от охоты на людей, да?!
– Да. Не то чтобы она буквально сдерживала меня. Я просто понимаю, что это – неправильно. И я не хочу…
– Как Ангел, – кивнула Баффи, и тут у нее появилась идея: – У него детективное агентство в Лос-Анджелесе, ты мог бы…
– Нет, –произнес он холодно и твердо. – Никогда больше. В последний раз, когда мы ему доверились, он всех нас подставил.
Поймав ее растерянный взгляд, вампир пожал плечами и попытался объяснить:
– Одному богу известно, что он пытался доказать, ввязавшись в войну со Старшими Партнерами. Может, хотел красиво умереть. Но я был не против поучаствовать. Всегда любил хорошую драку. И к тому моменту меня уже не особо волновало, смогу ли я выжить. Но Уэс и Ганн… Они погибли из-за него. Они были просто люди, а он отправил их сражаться с демонами. Не знаю, что случилось с Иллирией и Лорном…
– Про Лорна – не знаю, а Иллирия выжила, – сообщила Баффи. – Но после того как все было кончено, она, кажется, ушла в какое-то другое измерение.
Спайк кивнул.
– Да, в Синей все-таки оставалось очень много от Фред. Смерть Уэса стала для нее тяжелым ударом. А Ангел выжил?
– Да.
– Похоже на него…
На некоторое время они замолчали, а потом Спайк вздохнул и спросил:
– Не возражаешь, если я на какое-то время останусь в Саннидейле, pet? Обещаю не мешаться под ногами. Мне просто надо собраться с мыслями и решить, что делать дальше…
– Конечно! Оставайся столько, сколько тебе надо, – тут же согласилась девушка и добавила, чуть поколебавшись: – Но ты же не будешь… Ты не собираешься… В общем, Спайк, давай без самоубийства обойдемся, ладно?
– Пройденный этап, luv, – грустно улыбнулся ей вампир. – Да и какой смысл? Скорее всего, те силы, которые меня сюда отправили, просто повторили бы этот свой фокус еще раз. Кажется, они со мной еще не наигрались.
– Эй, все наладится, – сказала она, пытаясь подбодрить вампира. – Пока есть жизнь – есть и надежда, так ведь?
– Sursum cauda, – криво усмехнулся Спайк.
– Что?
– Держи хвост пистолетом, – перевел он и улыбнулся, когда Баффи засмеялась.
– Я лучше пойду. Спасибо за колу, Спайк, – собираясь уходить, она оглянулась по сторонам. – Слушай, а где ты спишь? Я раньше никогда не задумывалась об этом. На саркофаге? Это же, наверное, неудобно.
– Здесь есть еще один уровень, Истребительница. Под землей.
– Еще один уровень?
– Да… Во всяком случае, должен быть. Насколько я помню, в двухтысячном я его уже полностью обустроил, – с этими словами вампир поднялся, прошел в дальнюю часть склепа и открыл люк. – Отлично, он его уже тоже закончил.
– Хорошо. Тогда я могу не волноваться.
Спайк оглянулся и озадаченно посмотрел на девушку.
– Ты бы волновалась, Истребительница? Из-за меня? Знаешь, это как-то не похоже на ту Баффи из двухтысячного года, которую помню я. Она скорее распылила бы меня, чем проявила хоть какую-то заботу.
И Баффи подумала, что если бы не Баффи2, именно так она скорее всего бы и поступила.
– Ну, здесь кое-что поменялось, – смущенно проговорила она. – Не только ты стал другим, я тоже изменилась. И нам, наверное, придется привыкать друг к другу. Ой, вот еще что! Райли уехал, но в округе есть и другие сотрудники Инициативы, так что будь осторожен.
– Я все еще пытаюсь понять, в какой отрезок времени я попал, – нахмурился Спайк. – Мистер «Сборная модель» – уже история, верно?
– Да, Адам мертв, Инициативу разогнали. Но здесь все еще остаются военные, техники и офисные сотрудники, хотя их не слишком много. И они больше не захватывают демонов, чтобы проводить эксперименты. Но все же будет безопаснее держаться от них подальше.
– Капитан Картон уже сбежал? Странно, в моем измерении он здесь еще целый год болтался.
Она неловко пожала плечами.
– Мы решили, что нам надо расстаться.
– Он тебя не достоин, Истребительница, – вампир посмотрел на девушку с нескрываемой нежностью.
– Взрослая Баффи сказала то же самое… Он что, в самом деле ходил по вампирским притонам? В вашем мире?
– Так и было, – подтвердил Спайк. – Придурок! Его легко могли обратить, и тогда он стал бы настоящей угрозой и для тебя, и для твоей мамы, и для Скуби. Сложно придумать что-то более идиотское и безответственное. Я его за это ненавидел даже больше, чем за тот пластиковый кол, который он мне в сердце воткнул.
– Что? – она резко повернулась, глядя на него широко раскрытыми глазами. – Что он сделал?
– Он хотел преподать мне урок. Сказал, что если я не буду держаться от тебя… от Баффи подальше, в следующий раз этот кол будет деревянным.
Баффи даже не знала, почему она удивлена? Пластиковый кол не мог убить Спайка, он просто должен был причинить вампиру невыносимую боль, и пытки такого рода были как раз в стиле Финна. Сейчас Баффи это понимала. Любой приказ Инициативы, даже самый сомнительный, выполнялся Райли без сомнений и колебаний. Он помог им освободить Оза, но лишь потому, что тот был другом Баффи. Жестокость экспериментов, которые ставились учеными Инициативы над этим оборотнем или любыми другими демонами, его не беспокоила.
– Я, наверное, уже пойду, – пробормотала Истребительница и направилась к выходу.
– Баффи…
– Да? – она оглянулась и встретилась глазами со Спайком.
Он смотрел на нее с такой нежностью, с такой грустью. Его взгляд задумчиво скользил по ее лицу, и она почувствовала, как щеки у нее начинают пылать от смущения.
– Просто… Баффи, – тихо, с мягкой улыбкой повторил вампир. – Я так давно ее не видел. Мне просто нравится смотреть на тебя. Ты… такая красивая.
– Я…
Такой Спайк был ей не знаком. Он был абсолютно не похож на того вампира, которого знала Истребительница. И это пугало.
– Я…эмм… до встречи, Спайк, – пробормотала Баффи и торопливо покинула склеп.

@темы: перевод, наглость невероятная, spuffy)))

URL
   

главная