tari_na


Хадраден сопроводил их в медицинский колледж, в это время там не было лишних свидетелей, а в учебной операционной нашлось все необходимое. С Истребительницей и демоном, стоящими за его спиной, выбор у Хезлитта был небогатый, так что ему пришлось провести операцию и извлечь чип. Это было непросто и продлилось несколько часов, но, в конце концов, дело было сделано. А поскольку Спайк был вампиром, это означало, кроме всего прочего, еще и быстрое исцеление после операции, проведенной под местной анестезией.
– Нужна проверка, – пробормотал он, как только оказался на ногах.
– Ничего подобного! – отрезала Баффи. – Сам же сказал, что пока ты в Саннидейле, охотиться не будешь.
– А кто говорит об охоте? Просто хочу быть уверен, что действительно вернулся к нормальной жизни. Я не чувствую никаких изменений, – ответил вампир, и Баффи поняла, что заживающая на его голове рана не была для Спайка гарантией, что чипа действительно больше нет. – Слушай, как насчет, пойти и оторвать Финну голову? Он отделался всего парой синяков, хотя заслуживает гораздо большего.
– Нет, – твердо сказала Баффи, хотя мысль о том, чтобы врезать Райли была весьма соблазнительна.
– Я мог бы стукнуть Наблюдателя. Или поколотить Харриса. Было бы здорово!
Он явно шутил, но Истребительница все-таки сочла нужным выразительно на него посмотреть.
– Никаких драк с моими друзьями. Ты идешь домой. И без разговоров. У тебя только что копались в мозгах, это не могло не сказаться на твоем самочувствии. Так что сейчас ты отправляешься в постель и будешь отдыхать.
– Только если ты будешь в той же постели.
По дороге домой вампир целенаправленно врезался плечом в шедшего на встречу прохожего, да так сильно, что бедняга чуть с ног не свалился. И в прежние времена, даже на менее сильный удар чип уже отреагировал. Но сейчас ничего не произошло.
– Эй, смотри куда идешь! – возмутился парень, пытаясь удержаться на ногах.
– Прости, друг! – широко улыбнувшись, ответил Спайк. – Что-то меня ноги не держат.
Прохожий ушел, бормоча что-то о разгуливающих по улицам пьяницах, а Спайк глубоко вздохнул и торжествующе вскинул руки.
– О, да! Его больше нет!
Он нагнал Баффи и подхватил девушку на руки, покрывая поцелуями ее лицо.
– Спайк, отпусти! – она пыталась протестовать, но не могла удержаться от смеха. – Это же может быть вредно для тебя, так вот поднимать меня, пока шов не зажил!
– Ты не представляешь, ты просто не представляешь, что я сейчас чувствую, pet! Нет больше оков, и я снова могу дышать! – он закружил ее. – Берегись, мир! Я вернулся, и я – настоящий зверь!
Баффи только покачала головой:
– Убийца… Руки чешутся оторвать кому-нибудь голову, да?! Вот только ты не можешь сделать этого. Даже с Райли. Потому что он – человек, а ты дал слово.
– Да-да, я сдержу обещание. Но если он появится где-то поблизости от меня, я врежу ему так, то он будет лететь до Восточного побережья. А теперь пошли к Вилли, будем праздновать!
В том сумасшедше-приподнятом настроении, в каком он сейчас находился, вампир был вполне способен ввязаться в баре в какую-нибудь драку, а Баффи была уверена, что с учетом дыры в его черепе, добром бы это не закончилось.
– Завтра! Все – завтра! – твердо сказала она. – А сейчас тебя ждет постель.
– Точно! Есть ведь и другие способы отпраздновать, да, pet?!
К тому моменту, когда они добрались до дома, эйфория в которой Спайк пребывал все этот время, пошла на спад, а от обезболивающих, которые он принял по рекомендации Хезлитта, вампира начало клонить в сон.
Он даже не спорил больше с ее требованием лечь отдохнуть, лишь настоял, чтобы Баффи к нему присоединилась.
– Почему ты согласилась, чтобы док удалил чип? – спросил он сонно, когда она, раздевшись, проскользнула под одеяло и улеглась рядом. – Наблюдатель будет сердиться. А тебя с позором исключат из Истребительниц.
– Этот чип… то, что он делал с тобой, то, что он отнял у тебя... Это было не правильно. Заставлять, кого бы то ни было, даже вампира, идти против своей природы – жестокость. Впрочем, все, что творилось в Инициативе, было жестоко. На самом деле, сразу распылить тебя было бы гораздо гуманнее.
– Точно так себя и чувствовал, – признался Спайк. – Даже пытался покончить с собой в начале.
Только то, что потом он понял, что все еще может драться с демонами, удержало его от самоубийства.
– Я знал, что все равно избавлюсь от него, – проговорил он, зевая. – Рано или поздно, так или иначе. И это позволяло мне двигаться вперед. Вот только здешняя Истребительница не позволила бы Хезлитту удалить чип, несмотря на все мои клятвы и обещания. Так почему же ты согласилась?
– Просто я знаю, что ты держишь слово.
– Ты поверила в меня. И такое доверие… – вампир смотрел на нее сияющими глазами, мягко касаясь ее лица. – Ты так от нее отличаешься.
– Четыре года разницы.
– Нет, не поэтому, – Спайк повернулся на бок, притягивая ее поближе к себе, чтобы прижаться лбом к ее лбу. – Она забирает. Ты отдаешь.
– Ты научил меня этому, Спайк, – она обняла его. – Ты отдавал так много. Ты отдал все.
– Это был другой Спайк.
– Он – это ты. Все это – здесь, – она прижала руку к его груди, как раз напротив небьющегося сердца вампира. – Я видела, как это было с Дру. Когда кто-то дорог тебе, ты отдаешь. И ничего не можешь с этим поделать.
– Я дорог тебе? – произнес Спайк совсем невнятно. Его глаза закрылись, он уже почти заснул.
– Да, Спайк, – она мягко поцеловала его, – ты мне дорог…
– Ты отдаешь... так много… никогда не думал, что кто-нибудь… не ради меня…
– Отдавать просто, Спайк. Это очень просто сделать, когда люб… – она резко оборвала себя, не желая упоминать про любовь.
Впрочем, вряд ли он услышал ее. Спайк уже засыпал. Его глаза были закрыты, все тело расслабилось, дыхание замедлилось, а потом он совсем прекратил дышать.
Баффи повернула голову так, чтобы иметь возможность прижаться щекой к его волосам. Хорошо, что он ее не услышал. Она не хотела, чтобы Спайк размышлял о любви между ними. Для них будущего не было. Рано или поздно, Высшие Силы отправят ее назад и вернут сюда «правильную Баффи». И она хотела, чтобы ее вампир покинул Саннидейл, сохранив свое сердце целым. Чтобы не было никаких оков, способных причинить ему боль. Баффи хотела, чтобы Спайк был свободен.
«Освободи меня!» – сказал он ей, и именно этого она желала для него.

***
На следующий день, когда она уходила из дома, Спайк все еще спал. И Баффи была очень осторожна, стараясь не разбудить вампира. Ей предстояло сражение с Джайлзом, и было бы лучше, если бы в этот раз она противостояла Наблюдателю и Скуби самостоятельно.
Хэзлитт наверняка доложил Райли о том, что ему пришлось удалить чип, в ту же минуту, как оказался на базе. Предотвратить это можно было, только если бы она убила хирурга сама или позволила Руалу, тому демону Хадрадену, который присутствовал при операции, сделать это. Так поступить она точно не смогла бы.
Поэтому она позвонила Джайлзу, предупреждая, что собирается зайти к нему, и, разумеется, к моменту ее прибытия, был объявлен общий сбор, и они все ждали только ее. Джайлз, Скуби, Ангел, и даже Райли и Грэхем. Как и сказал Спайк, у Финна было всего лишь несколько синяков, а вот рука Миллера была в гипсе.
– Ты, – Истребительница обратилась к Райли, – пошел вон! Сейчас!
Единственного взгляда на ее лицо, полное ледяного презрения, оказалось достаточно, чтобы Финн без лишних слов направился к выходу.
– Теперь ты… – она обратилась к Грэхему. Из них двоих тихий, скучный, надежный Миллер был даже более опасен. Райли был, по сути своей, пустышкой. Но непоколебимая верность Грэхема, пусть даже и в отношении недостойных идей, вызывала уважение. – Если вы планируете снова схватить Спайка и вернуть чип, сразу забудьте об этом. В прошлый раз вам удалось застать его врасплох. Теперь он настороже, и вам стоит помнить, что этот вампир – очень эффективный убийца. В следующий раз вы и ваши оловянные солдатики будете не просто избиты. Вы будете мертвы. А я буду стоять рядом и изображать группу поддержки Спайка.
– Баффи! – запротестовал было Джайлз, но девушка в ответ лишь пожала плечами.
– Это – чистая правда, Джайлз! Теперь – вон! – сказала она Грэхему и тот, без лишних слов ушел.
Баффи сомневалась, что хоть какой-то из отрядов Инициативы будет в будущем преследовать Спайка. Но она все же решила, что стоит попросить Фирудов понаблюдать за военными и сообщить ей, если что-то изменится. Эти маленькие демоны, были отличными шпионами, которые могли забраться куда угодно и узнать все необходимое.
– Как можно закрывать глаза на демонов, нападающих на людей? – спросил Джайлз. – Баффи, меня ужасает твое отношение к подобному!
– Эти демоны никого не тронули бы, если бы Райли и его группа захвата не напали на Спайка. Защищать себя Спайк имел полное право.
– Да Райли собирался всего лишь немного его поколотить, – бросил Ксандер.
– И почему же Райли не мог сделать это сам? Он ведь взял с собой еще семь человек, чтобы напасть на одного вампира, который не мог бы даже сопротивляться, из-за чипа в его голове. Просто чудесный поступок, не правда ли? Вот только демоны сами поколотили и Райли, и его храбрых дружков. Какой позор!
– Баффи права, так поступать – недостойно! – сердито сказала Уиллоу, а Тара и Аня закивали, выражая поддержку. – Ксандер, ты знал, что они собирались это сделать?
Под их взглядами Ксандер смутился.
– Нет, но я их за это не виню! Спайк сам напросился!
– Каким образом? Потому что я решила, что буду спать с ним, а не с Райли? Но это я выбираю, кому хочу отдаться! – гневно ответила Баффи. – Какой же ты непроходимый дурак, Ксандер! Ведь Райли вам рассказал не все, правда? Он пришел сюда, сказал, что произошло прошлой ночью, и что чип Спайка удален. Но я уверена, что он не поведал вам о том, что на самом деле он планировал сделать, взяв с собой семерых бойцов, чтобы быть уверенным, что Спайку не удастся уйти.
– Что значит, «на самом деле»? – и Джайлз, и все остальные, внимательно смотрели на нее.
– Райли взял с собой одного из хирургов Энгельмана, чтобы изменить настройки в чипе. Тот должен был работать постоянно, пока мозг Спайка изжарился бы, или пока он сам не распылил себя, не в силах вынести боль. Хирург сказал, что это был эксперимент.
– Боже! – выдохнул Джайлз. В ужасе от услышанного были все присутствующие, даже Ксандер.
– Идею ему подал сам Спайк, когда сказал, что Энгельман должен был сделать чип, который может убивать. Но мысль заставить Спайка умирать в муках, пришла в голову самому Райли. И я согласилась на проведение операции, чтобы такого с ним больше не могло случиться. Теперь он в состоянии себя защитить.
– Но он вампир! – возразил Наблюдатель. – Он будет охотиться и убивать. Ты должна была распылить его, а не отпускать к ничего не подозревающим людям.
– Он не будет убивать. Он пообещал мне.
– У него нет души, – внезапно произнес Ангел, до этого изображавший стороннего наблюдателя, – и он не будет держать слово.
– Ты не преувеличиваешь значение души, а, Ангел? – язвительно ответила Истребительница. – Я знаю, что ты натворишь за следующие четыре года. Поверь, ты со своей душой станешь причиной таких проблем, что Спайку с тобой никогда не сравниться. Но даже не это главное, гораздо важнее то, что Спайк держит данное им слово. И я удивлена, что ты об этом не знаешь.
Ангел отвел глаза. Он знал о привычке младшего вампира выполнять свои обещания, но надеялся, что Баффи – не в курсе.
– Он будет охотиться, – проговорил вампир.
– Да! – подхватил Джайлз. – В том-то все и дело! Спайк – вампир, он должен охотиться, должен пить кровь, чтобы жить.
– Не в Саннидейле. Он пообещал. А когда он уедет отсюда, ему придется охотиться, но убивать он не будет. Он дал мне слово, и я ему верю.
– Не в Саннидейле? – рассердился Ангел. – Ты, правда, в это веришь? Неужели ты думаешь, что он предпочтет питаться свиной кровью, теперь, когда у него появился выбор?
– Никакой свиной крови, никакой человеческой, – насмешливо ответила девушка, – у него есть кровь Истребительницы.
Ответ Баффи всех присутствующих поверг в ужас. Ну, или почти всех. За исключением Ани.
– Чтобы насытиться ему нужен всего глоток, и я не против с ним поделиться.
– Позволять вампиру сосать твою кровь… это же отвратительно! – воскликнул Ксандер.
– Вообще-то, нет, – вдруг проговорила Аня и улыбнулась Баффи, – на самом деле это очень возбуждает. Но это, я думаю, ты уже выяснила.
– О, да!
– Аня! – Харрис смотрел на свою подругу в изумлении.
– Ты просто не представляешь, Ксандер, насколько это приятно.
– То есть, ты… ты имеешь ввиду… ты позволяла…
Аня только пожала плечами.
– Ну, разумеется. Много раз.
– Возвращаясь к основному вопросу, – Баффи старалась не улыбаться, глядя на потрясенное лицо Ксандера, – не пытайтесь навредить Спайку. Мы с ним пришли к взаимопониманию, и мне не хотелось бы, чтобы вы пытались вмешаться, даже если думаете, что это будет для моей же пользы. Я сама решаю, что для меня хорошо, и если у вас с этим проблемы, мы со Спайком заставим вас об этом очень, ОЧЕНЬ пожалеть.
Истребительница внимательно посмотрела на них. Девушки сразу кивнули в знак согласия, а вот мужчину еще раздумывали.

***
Уже на следующий день Джайлз и Ксандер сделали свой ход. Спайк шел по территории кладбища Tranquility, чтобы встретить Баффи и отправиться на патрулирование, когда внезапно обнаружил, что его решили сделать мишенью и расстрелять из двух арбалетов. Шагнув в сторону, он легко ушел с траектории полета стрел, так что те просто столкнулись в воздухе и упали, вонзивших в землю.
– Наблюдатель, ну, в самом деле! Это же просто жалко! – крикнул вампир.
– Ты знал? – Джайлз судорожно пытался как можно быстрее перезарядить арбалет. – Ты ожидал этого?!
– Руперт, я – вампир. Я учуял ваш запах. Просчитать, как и куда полетят стрел, зная, где вы стоите, было несложно. И кстати… даже не пытайся повторить. За горло я схвачу тебя раньше, чем ты нажмешь на курок. Только Истребительница быстрее меня.
– Мы это проверим! – крикнул Ксандер. – Джайлз, стреляй!
Наблюдатель попытался было прицелиться, но обнаружил вдруг, что обзор ему закрывает демон, по виду – Хадраден.
– Мы в самом деле не можем допустить этого, – вежливо сказал Руал и аккуратно забрал оружие из рук Джайлза. – Истребительница не хочет, чтобы Спайк пострадал.
С этими словами демон без малейших усилий переломил арбалет пополам и небрежно отбросил его подальше.
– Фасра, нет! Не убивай его! – громко крикнул Спайк и бросился вперед, к демонессе Брачен, схватившей Харриса. Та, судя по всему, собралась уже переломить позвоночник парня о колено. – Баффи это не понравится!
– Я хочу убить! Зачем ты все время мешаешь? – зарычала Фасра в ответ на приказ вампира и сердито посмотрела на побелевшего от страха, отчаянно сопротивлявшегося Ксандера. – Такого не жалко потерять.
– Возможно, но он – один из друзей Истребительницы.
– Странные поступки для друзей.
– Ну, эти двое слегка туповаты, – пожал плечами Спайк, – особенно тот, которого ты держишь.
– Тогда избавить их мучений – хороший поступок.
Спайк не мог не ухмыльнуться.
– Так и есть. Но мы же демоны и хороших поступков не совершаем, правда?
Демонесса вздохнула и швырнула Ксандера на землю.
– Истребительница слишком добра к этим людям.
– Подонки из Инициативы, вот кто тебе на самом деле нужен. Почему ты не убиваешь Финна?
– Истребительница сказала, что если нет причины – нельзя. Сейчас причин нет, но я живу надеждой, – с этими словами Брачен развернулась и ушла, скрывшись за деревьями.
– Господи! – прошептала Джайлз, глядя вслед демонессе. – Она… они все – твоя охрана?
– Неа… Зачем мне телохранители теперь, когда чип удален? Они не за мною следят, а за вами двумя.
– Что?
– Вы вели себя подозрительно, – ответил Руал, – и Истребительница обратилась к нам. Если мы видим, что вы вооружены, неважно колами, гранатами, или другими орудиями разрушения, когда не сопровождаете ее, мы поможем вам от них избавиться. И мы постараемся не навредить вам при этом, но иногда это бывает так сложно. Ведь люди такие хрупкие и легко ломаются. А Фасра, например, часто забывает, что у нее гораздо больше сил, чем у человека.
– И ее без разницы, что ломать, – пробормотал Спайк.
– Это распоряжение Баффи? – недоверчиво переспросил Харрис, поднимаясь на ноги.
– Именно так, – кивнул Руал.
– Как она могла!
Руал указал на валяющиеся на земле обломки арбалетов:
– Разве у нее не было причин?
– Истребительница натравила демонов на людей! – возмущенно прорычал Ксандер.
– Разве у нее не было причин? – следом за демоном с издевкой повторил вампир. – Она – Истребительница. Она отдает приказы. Эти демоны здесь только для того, чтобы убедиться, что вы их исполняете. Вам что-то не нравится? Разбирайтесь с нею!
И он с нескрываемым удовольствием дал Ксандеру подзатыльник. Это был совсем слабый удар, но даже него Харрис покачнулся и неловко шагнул вперед.
– Просто продемонстрировал, как это бывает, без чипа, – Спайк широко улыбнулся. – И учти, это был всего лишь дружеский шлепок. Пойдешь на меня с оружием – Руал или кто-то другой тебя остановит. Пойдешь на меня с голыми руками – я размажу тебя по земле тонким слоем, слизняк.
– Я… я все равно… доберусь до тебя! – огрызнулся Ксандер. – Как-нибудь…
– Ага, попробуй. И я с наслаждением переломаю каждую косточку в твоем теле. Я обещал Истребительнице, что не буду кусаться, но это не значит, что я не могу применять физическую силу. Я дал ей слово, так что не буду тебя убивать. Но я могу сделать так, что ты будешь мечтать, чтобы я это сделал.
Ксандер отшатнулся, и вампир расхохотался, увидев испуг парня. А затем настала очередь Наблюдателя, Спайк смерил мужчину ледяным взглядом:
– Меня тошнит от вашей компании, Наблюдатель. Вы думаете, что у вас есть какие-то особые привилегии? Даже у Фасры больше представления о чести, чем у вас, хотя она – всего лишь демон. Ты слышал ее? Она не будет убивать без причины. А вы – готовы. «Хороший демон – мертвый демон», так ведь? И не важно, что он никому не причинил зла и никогда не собирался этого делать. Так какая же разница между вами и Инициативой, Руперт, между вами и демонами, если вы готовы убивать и мучить, так же как и они?
– Ты все перекрутил! – бросил в ответ Ксандер.
– В самом деле? – вампир продолжал смотреть на Джайлза, который сейчас выглядел смущенным. – Неужели ты все еще делишь мир на черное и белое, Наблюдатель? На самом деле, мир не такой. И Истребительница знает это. Эта Баффи видит оттенки серого, и использует их. И это работает, не так ли?
– Эта Баффи… – медленно произнес Джайлз.
– Единственная, которая у вас имеется на данный момент. И ты ведь знаешь, что это тоже твоя вина! Я говорил тебе, что у гениальных идей Уистлера всегда есть обратная сторона, но ты не слушал. Что ж, вы посеяли ветер… вот она – ваша буря. Наслаждайтесь!
Вместо ответа Джайлз внезапно развернулся и пошел прочь. Ксандер глянул на него, затем на Спайка, и торопливо последовал за Наблюдателем.
– Остается Ангел, – с довольным видом наблюдая за удаляющимися мужчинами, подумал Спайк.
Он обещал своей Истребительнице, что не причинит вреда людям, но о демонах речи не было, а Ангел был демоном. И Спайк с нетерпением ожидал действительно хорошей драки.
Но, увы, их с Гранд-Сиром встреча несколькими днями позже стала полным разочарованием для них обоих. В тот момент, когда он и Ангел появились в поле зрения друг у друга, из тени вышло несколько демонов Эс’Век, которые стали преградой на пути вампиров. В высоту демоны были под два с половиной метра и весили почти 2 центнера каждый, так что справиться с ними было бы проблематично даже двум очень опытным вампирам.
– Ой, да ладно, болваны! – крикнул Спайк. – Я же хочу с ним подраться!
– Нельзя, – ответил один из громил, – Истребительница говорит: ты и он – без драк.
– А теперь, слушай, ты…
– Не слушаем тебя. Слушаем Истребительницу. Хочешь драку, говори с ней.
Вампиры обменялись убийственными взглядами, в которых присутствовала также и толика раздражения. Затем Ангел развернулся и пошел прочь, а Спайк быстро направился к кладбищу Tranquility, планируя отыскать там отправившуюся на патрулирование Истребительницу.
– Так, и что за дела с Эс’Веками?! – спросил он в ту же минуту как увидел ее.
Вампир разве что не искрил от возмущения, его глаза пылали, на лице были написаны напряжение и злость, но Баффи только улыбнулась в ответ:
– О, значит, Ангел вернулся?!
– Думаешь, меня от него защищать надо? Я не люблю, когда меня в вату заворачивают, Истребительница! И чертовски уверен, что мог бы его сделать! Так и было бы в прошлый раз, если бы ты не вмешалась!
– Угу, я знаю, что вы оба просто мечтаете избить друг друга до состояния кровавого месива. Но я не могу позволить тебе сделать это. Не хочу, чтобы кто-то из вас пострадал.
Вампир сжал челюсти и, прищурившись, посмотрел на девушку:
– Все еще что-то к нему чувствуешь, Истребительница?
– Эй, можешь распылить его, если хочешь. Лично мне – все равно. Его святейшие покровители, Высшие Силы, снова вернут его обратно, потому что он им зачем-то нужен. Проблема в том, что Баффи из этого измерения он тоже понадобится. Ты уедешь, когда ее вернут, и я хочу, чтобы ты именно так и поступил. Но это оставит ее без поддержки в нескольких ситуациях, которые произойдут. И тогда ей понадобится Ангел. Я не знаю, насколько он будет полезен ей, поскольку ты был единственным, кто действительно помогал, но я не могу лишать ее этого.
– Черт побери, – пробормотал вампир, но выражение лица у него смягчилось.
Баффи подошла и обняла его за талию, прижимаясь к нему.
– Ты же, на самом деле, не хочешь распылить его, – улыбнулась она.
– Я ненавижу его так, что меня на изнанку выворачивает. Ненавижу то, что он творил со мной, после моего обращения, то, что он сделал с Дру. То как он поступал пару лет назад, когда я был в том инвалидном кресле…
– В то кресло тебя усадила я.
– Да, но это же была твоя работа. Поэтому у меня к тебе нет претензий, как и у тебя ко мне, за то, что я пытался вцепиться тебе в глотку. Но он тогда отнял у меня Дру. О, есть много вещей, за которые я хотел бы заставить его заплатить! Но… – Спайк вздохнул, – думаю, на самом деле уничтожить его я не хотел бы.
– А вот он хочет распылить тебя. По той же причине, что и Райли. Потому что я сплю с тобой.
– Да уж, это ему никак не дает покоя. То, что в каком-то из измерений я заполучил Баффи, – внезапно он улыбнулся. – Отличный повод оставить его нераспыленным. То, что ты выбрала меня, будет жечь его веками.
– И он ненавидит тебя. Так что, пока он не уберется в Лос-Анджелес, или пока другую Баффи не вернут, и ты не оставишь Саннидейл, Эс’Веки остаются. И мне наплевать, даже если ты думаешь, что я тебя чересчур опекаю и «заворачиваю в вату», Спайк. Я не позволю ему до тебя добраться.
– Потому что я тебе дорог?
– Да, поэтому. Это именно то, что так раздражает всех их. Ну, может быть, за исключением девушек. То, что ты дорог мне. То, что я – твоя.
Он чуть отклонился и заставил ее приподнять голову, так чтобы он мог видеть ее лицо.
– Ты – моя?
– О, да…
И снова этот взгляд, такой мягкий, такой нежный, такой знакомый. Когда же, где она видела его раньше? Может быть, в подвале ее дома на Ревелло-Драйв? В ту, последнюю их ночь, перед боем с Первичным? Истребительница никак не могла вспомнить точно. Но под этим взглядом Баффи чувствовала себя так, словно у нее расплавились все кости, и она не могла ни сосредоточиться, ни даже подумать о том, почему это так важно.
Спайк целовал ее глубоко, чувственно, неспешно, до тех пор, пока у нее не начали подкашиваться ноги.
– Ничего себе, – выдохнула она. – Что это на тебя нашло?
Его глаза искрились весельем, в них пылала страсть.
– Хочу тебя. Ты на сегодня уже напатрулировалась?
– Видимо, да!
Они засмеялись и продолжили целоваться, практически не отрываясь друг от друга, откровенные в своих желаниях и нисколько этого не стыдящиеся.
Она была честна сейчас. Наконец-то. Раньше она всегда отрицала, что хочет его. Спайк никогда не скрывал своих желаний, но она сопротивлялась и ненавидела вампира за то, что он заставляет ее хотеть его. У нее было столько причин для того, чтобы отвергать свои желания и понадобилась его смерть, чтобы она поняла, что все эти причины не имели никакого значения.
– Здесь? – пробормотал Спайк, и в его голосе слышался смех.
На кладбище, где кто угодно мог их увидеть! Но Баффи не отказала бы ему сейчас, даже если бы он решил взять ее у стены посреди Мейн-стрит.
– Я бы согласилась…
– И это было бы весело, – он улыбался и смотрел на нее с нежностью. – Но сегодня я не хочу спешить.
– О, да!
Они шли домой, обнявшись, и Спайк держал ее как-то очень бережно, и целовал в висок, и это было так чудесно, так мило, так по-особенному.
Что-то изменилось. Все это отличалось от их прежних прогулок, когда вампир просто шел рядом с нею, или когда он дразнил и провоцировал ее, как в тот вечер, в «Бронзе».
– Что случилось? – спросила Баффи, а Спайк лишь непонимающе взглянул на нее в ответ, сосредоточившись на открывании замка входной двери.
– О чем ты?
– Ты какой-то другой…
– Другой? – как только они оказались в квартире, Спайк ухватил ее за ремень и тут же потащил в направлении спальни.– Правда?
– Дай-ка подумать… нет, погоди… я не могу думать, когда ты так делаешь…
– Отлично! – и вампиря продолжил раздевать ее, покрывая поцелуями каждый освобожденный от одежды участок кожи…
– Прекрати отвлекать меня. Это же очень важно… – Истребительница пыталась сосредоточиться и разобраться в происходящем.
– А можем мы обсудить психологические состояния чуть позже? – Спайк избавился от своей футболки и отшвырнул ее куда-то в угол. – И почему всех вас, и вампиресс, и женщин, вечно тянет на размышления в самый неподходящий момент?
– При чем здесь женщины? Если вопрос стоит таким образ…
– Стоит у меня сейчас кое-что другое! – перебил он девушку, и как ни в чем не бывало продолжил снимать джинсы.
Ей пришлось прикусить губу, чтобы не расхохотаться, а вампир усмехнулся в ответ.
– Истребительница, ты же дразнишься!
Так оно и было, но в то же время Баффи была абсолютно уверена, что она упускает из вида что-то очень важное.
– Дай мне хотя бы минуту подумать.
– С этим будут сложности, pet. Я сейчас думаю совсем не головой.
Взглянув на него, она невольно рассмеялась. Да уж, это было весьма очевидно.
– А когда было по-другому?
– И тебе это нравится, – с этими словами он привлек ее к себе.
– Да, – выдохнула девушка и обняла его, упиваясь этой близостью, чувствуя под руками его тело, сильные упругие мышцы и твердые узкие кости, и наслаждаясь этим ощущением
Через мгновение Баффи лежала на кровати, и Спайк, улыбаясь, склонился над нею.
– Давай сегодня не будем торопиться. Мы ведь так еще ни разу не пробовали, правда?
И в самом деле, каждый раз во время секса они отчаянно пытались насытиться друг другом, довести до изнеможения, до предела и были не в силах сдерживаться даже во второй или третий раз за ночь. А в ее измерении это всегда было безумно, исступленно и отчаянно горько.
Но сейчас они занимались любовью, и все было иначе. Они наслаждались друг другом, и в движениях не было жадной торопливости, а ласки были медленными, роскошно-сладкими и тягучими, словно мед.
И она подчинялась ему, поворачиваясь, изгибаясь, покорная его воле и желаниям. И его руки скользили по линиям спины, по ее груди и бедрам, а губы исследовали каждый изгиб и впадинку, словно Спайк заново открывал для себя каждый дюйм тела своей Истребительницы. И каждая клеточка пела от восторга, и кости плавились, и кожа пылала, будто охваченная пламенем, точно каждый нерв был оголен.
– Спайк..! – тело выгибалось, руки судорожно сжимались…
– Еще рано…
И он позволял отхлынуть этому отчаянному, жадному, всепоглощающему желанию, потребности в освобождении лишь для того, чтобы начать все заново, чтобы снова довести ее до предела и снова отступить. Это было невероятно. Это было жестоко, и эротично, и сладко.
– Ты же убиваешь меня! – беспомощно выдохнула Баффи.
– Но попробуй сказать, что тебе это не нравится…
О, да, ей это нравилось. Ей так мучительно, невыносимо, бесконечно нравилось растягивать удовольствие. И точно так же наслаждался этим ее вампир. Она чувствовала, как по его телу пробегает дрожь, когда ее руки сжимались на его плечах, скользили по спине, бедрам и ягодицам. Но даже когда она покрывала поцелуями и укусами его шею Спайк сумел сохранить самоконтроль.
Она пыталась поторопить его, но он отвел ее руку в сторону, не давая даже прикоснуться к своему жесткому, бархатисто-гладкому члену.
– Не спеши, – пробормотал он, улыбаясь.
Он наполовину перешел в вампирскую личину, и теперь ощущение его языка, шершавого, словно у кошки, дарили ее телу почти нестерпимое наслаждение. И когда он начал ласкать ее груди, когда соски стали почти болезненно твердыми, когда она почувствовала легкое уколы клыков, она была в состоянии лишь беспомощно простонать:
– О, Боже, укуси меня! Сейчас!
– Нет… Если я это сделаю, мы оба взорвемся…
– Черт бы тебя побрал, Спайк!.. – она была так возбуждена, что это стало почти невыносимым.
Что же это было? Что промелькнуло сейчас в его взгляде, когда он с улыбкой посмотрел на нее? Но все мысли исчезли в то же мгновение, когда он скользнул вниз и прижался губами к клитору.
Все тело дрожало, он жестко сжимал ее бедра, его жадный язык ласкал и проникал вовнутрь, упиваясь ее соками. И жар, разливался по ее телу, и невоможно было уже терпеть эту сладкую муку.
– Нет… – простонала Баффи, хватая его за плечи, пытаясь заставить Спайка подняться выше, притянуть его к себе. – Хочу тебя…
– Это для тебя, – промурлыкал он, и этот вибрирующий звук у самого клитора почти довел ее до оргазма.
– Хочу тебя… во мне… твой член… клыки… всего тебя!
– Боже! – в одно мгновение он оказался над нею, накрывая ее тело своим – И я хочу…
– Чего?
– Всё!
– Бери! – прошептала она. – Я – твоя!
Его взгляд засиял, когда он услышал это ее признание, одним сильным, мощным движением он вошел в нее, и Баффи закричала от мучительного восторга. Сквозь пелену собственного наслаждения, она видела, как беспомощно закрываются глаза вампира, как сбивается его дыхание, как сам он тоже теряется в ощущениях. И ничего больше не было важно, кроме них двоих и их близости.
Невероятный экстаз охватил Баффи в момент, когда в ее горло вонзились клыки, когда Спайк пил ее кровь. И стоны становились все громче, и дыхание было хриплым, словно им обоим не хватало воздуха, и они двигались в едином ритме, диком, страстном, почти невыносимо яростном, все быстрее и быстрее, доводя друг друга до предела, до точки, до вершины и вместе срываясь в бездну наслаждения.
– Так… – пробормотал Спайк, когда мир, наконец-то перестал кружиться у него перед глазами, и все вернулось на свои места. – Давай-ка сделаем перерыв, Истребительница. Я выжат, как лимон.
Баффи, сама находящаяся в практически бессознательном состоянии, уже почти засыпающая, невольно захихикала
– Спайк, если в ближайшее время с твоей стороны будут хоть какие-то намеки на секс, я тебя просто распылю…
– Да уж, все-таки есть чертовы пределы даже у сил вампира и Истребительницы, – с этими словами он обнял ее и она почувствовала, как он улыбается, прижимаясь щекой к ее лбу. – Давай спать.
Казалось, что прошла всего несколько минут, когда в их спальне вдруг зажглись все лампы, хотя перед тем как заснуть они точно выключили свет.
– Какого черта?! – услышала она рычание Спайка.
– Вот вы где! – возмущенно произнес Уистлер. – Вы хоть представляете себе, какие усилия мне пришлось приложить, чтоб отыскать это место? Пришлось обращаться за дополнительной поддержкой к Высшим Силам!
– Это наша чертова спальня, придурок! У тебя что, вообще нет никакого представления о праве на неприкосновенность частной жизни?
– С каких это пор вампиров волнует неприкосновенность их частной жизни.
– Это волнует Истребительницу!
– И я тебе сейчас это продемонстрирую! Спайк, подай-ка мне меч, и я решу этот вопрос навсегда. – Истребительница приподнялась, удерживая на груди покрывало, которым Спайк укрыл их обоих, прежде чем они заснули.
– Думаю, клыков будет вполне достаточно, – и с этими словами вампир начал подниматься с кровати.
– Эй! – Уистлер начал поспешное отступление. – Я ж думал, вы захотите хорошие новости услышать!
– Что за новости? – спросила Баффи, зевая.
– Дело сделано, Истребительница! – улыбнулся ей демон. – Ночью Высшие Силы вернут в это измерение пропавшую Баффи Саммерс. Так что мы сможем отправить тебя домой уже сегодня!

ТВС

@темы: перевод, наглость невероятная, spuffy)))