tari_na

***
Нет, Спайк не упал на землю, парализованный разрядами тока. Напротив, уклонившись от нападавших, он уже через мгновение оказался на крыше своего склепа, откуда и наблюдал теперь за происходящим внизу. А там Райли и его люди отбивали атаку существ, внезапно появившихся, словно из ниоткуда. На бойцов Инициативы напали демоны. Довольно крупные демоны, надо заметить. И, судя по крикам и звукам ударов, военным приходилось очень несладко.
– Всем стоять! – закричала Баффи, и бросилась вперед.
Демоны замерли.
– Ис-с-стребительница! – прошипел один из них.
– Отпустите этих людей!
– Попридержите-ка их! – с этими словами Спайк спрыгнул со склепа и подошел к ней. – Никто не собирается их убивать, pet. Просто хотелось преподать им урок, который они запланировали для меня.
– Ты организовал это все! – вдруг поняла она. – Ты знал, что Райли и Грэхем оставались вчера в клубе. Это была ловушка!
– Чертовски верно! – Его глаза были убийственно холодны. – Это была ловушка, в которую они бы не попали, если бы им не вздумалось напасть на меня, в первую очередь.
– Ты – враг! – крикнул один из удерживаемых демонами солдат, и тут же охнул от боли в заломленных за спиной руках. – Они все – Враждебные!
Баффи быстро осмотрелась, стараясь определить, какие именно демоны участвовали в стычке. Она увидела несколько Браченов, Нурисов, Хадрадена и даже Стривалда. Но обычно все эти виды были безвредны и старательно избегали людей.
– Я говорил, что в любое время мог бы объявить открытым сезон охоты на Картонного Капитана, – жестко произнес Спайк. –Так я и сделал. Все эти демоны потеряли в лабораториях Инициативы свои семьи.
При этих словах у стоящей неподалеку демонессы Брачен глаза вдруг вспыхнули красным светом, она хрипло, с ненавистью что-то прорычала и так резко вывернула руку схваченному ею солдату, что тот громко закричал от боли. Спайк зарычал в ответ, Брачен пожала плечами и, даже не пытаясь скрыть своего презрения к пленнику, толкнула того на землю.
– Ее муж погиб в одной из тех клеток, – голос Спайка звучал убийственно, пусть даже тон был обманчиво мягким. – Я напомнил ей сейчас, что это – не тот парень, который его убил. Но, честно говоря, я не стал бы ее винить, если бы ее это не заботило.
– Отпустите людей. Пожалуйста! – Баффи сказала это, оглянувшись на демонов. – У вас действительно есть причины для всего этого, но причинение боли или убийство – не выход. Пожалуйста, отпустите их!
Затаив дыхание, Истребительница ждала, какое же решение примут демоны. Видит бог, она понимала, что их подвигло на подобные действия, и очень не хотела вступать с ними в бой.
Наконец Хадраден заговорил:
– Мы бы не стали их убивать, хотя с удовольствием причинили бы им боль. Но пусть будет по-твоему, Истребительница. Только объясни этим ничтожествам и им подобным, что если они попытаются теперь навредить любому из нас, они об этом пожалеют.
С этими словами он отшвырнул от себя человека, которого удерживал, и солдат упал на землю, рядом с другим раненым бойцом. Так же, чуть поколебавшись, поступили и остальные демоны, прежде чем беззвучно отступить в темноту.
– Ты позволишь им уйти?– выдохнул Райли, с трудом поднимаясь на ноги. – После того, что они с нами сделали, ты их просто отпустишь?
Баффи смотрела на бойцов, медленно приходивших в себя и поднимавшихся с земли. Они все были покрыты синяками и ссадинами, а серьезные вывихи или, возможно, даже переломы явно были не только у парня, которого схватила та демонесса.
– Ты сам напросился, Райли. Ты сам это начал. Я ведь говорила, чтобы ты оставил Спайка в покое.
– У нас был приказ, – запротестовал один из бойцов.
– Какой приказ?
– Схватить Объект 17. Его чип должен…
– Доктор Хезлитт, действуйте! – внезапно крикнул Райли.
Все оглянулись на него, а Спайк вдруг закричал и упал на землю, схватившись руками за голову.
– Спайк! – Баффи мгновенно оказалась на коленях, возле своего вампира.
– Бегите, док! Бегите! – закричал Финн, но кем бы ни был этот таинственный Хезлитт, далеко уйти у него не получилось.
Со стороны склепа Спайка раздалось громкое рычание, и уже знакомая Истребительнице демонесса Брачен вытолкнула на открытое пространство мужчину, одетого не в военную форму бойцов Инициативы, а в обычную, гражданскую одежду. От толчка человек упал на землю, и из его руки выпал небольшой пульт, который демонесса тут же раздавила. Спайк прекратил кричать, и, поднявшись, при поддержке Баффи, с земли, прислонился к ближайшему надгробью, тяжело дыша и пытаясь прийти в себя.
– Что? Что это? Что делала эта штука? – Баффи потребовала ответов, но Хезлитт вместо этого попробовал отползти в сторону, в попытке сбежать. Брачен, не церемонясь, схватила незнакомца за волосы, приподняла его и швырнула мужчину так, чтобы тот оказался на коленях перед Истребительницей.
– Говори! – хрипло прорычала демонесса, и ее глаза полыхнули алым цветом.
С ужасом глядя на ее зеленое лицо с синими шипами вдоль черепа, на то, как свирепо она на него смотрела, пленник едва слышно прошептал:
– У-усилитель…
– Усилитель чего? – продолжала выпытывать Баффи. – Боли?
– Д-да… Был приказ, доставить его, - кивок в сторону вампира, - обратно в лабораторию. Я переключил чип в режим перманентной активности.
– Какой активности?
Все еще задыхаясь, Спайк все же не мог не усмехнуться:
– Всегда… Чип должен был работать все время. Вот что он имеет ввиду. Боль была бы постоянной, а не только тогда, когда я пытаюсь причинить боль человеку. До тех пор пока мой мозг не изжарился бы, или же пока я не распылил бы себя сам.
– Боже! – Баффи была потрясена, когда поняла, что должно было произойти.
– Я, кстати, узнал тебя, – вдруг произнес Спайк. – Ты – один из парней Энгельмана, верно? Из команды его хирургов? И ты что-то там про лабораторию сказал... Похоже, этот пультик был временным решением, да? Ты, видимо, должен был изменить настройки чипа…
– Это был эксперимент, – заныл пленник. – Следующий этап. Мне приказали.
– Кто? – повысила голос Баффи. – Профессор Уолш – мертва, Энгельман – тоже. Исследования остановлены. Кто мог отдать тебе такой приказ?
– Н-но… Он… он сказал… – врач перевел взгляд на Райли.
– Ты! – теперь Баффи смотрела на Финна с нескрываемым отвращением. – Ублюдок! Ты организовал это! Вместе с Грэхемом!
– Он – Враждебный! – рявкнул Райли.
– Но ты же устроил все не поэтому, а потому что я выбрала Спайка, а не тебя. Потому что я тебя отшила. Ты – мерзавец, Райли! И все эти люди… они пострадали только потому, что ты хотел отомстить за то, что я надрала тебе задницу!
Финн понимал, что в этот момент на них смотрит каждый боец из его группы.
– Баффи, послушай…
– Убирайся с глаз моих! Ты отвратителен! И если я снова увижу тебя, то мало тебе не покажется! Забирай своих парней, возвращайся в казармы и попытайся объяснить, где и почему им так досталось. Только сваливать вину на Спайка не смей! Потому что, если я выясню, что ты попытался оправдаться таким образом, то обязательно прослежу, чтобы твое начальство узнало, как ты использовал боевую группу для личной мести. И военный суд – это самое меньшее, что будет тебе после этого грозить!
К этому моменту почти все демоны, даже Брачен, уже исчезли, и один только Хадраден оставался неподалеку. У тех солдат, чьи кости не были переломаны в предыдущей драке, была, в принципе, возможность попытаться схватить Баффи, но одного взгляда на ее лицо, на сверкающие от ярости и гнева глаза, было достаточно, чтобы подобная мысль умерла сразу при рождении. В конце концов, все в Инициативе слышали, что именно Истребительница победила Адама, и у них не было никакого желания мериться с нею силами. Тем более теперь, когда они знали, что собственный командир их подставил.
– Пусть Хезлитт останется, – тихо сказал Спайк Хадрадену.
Демон в ответ только кивнул и тут же подошел к медику.
– Нет! Пожалуйста! – мужчина даже вспотел от страха. – Я же просто выполнял приказ!
Райли обернулся, чтобы попытаться что-то сказать, но, увидев выражение лица Баффи, тут же закрыл рот, так и не произнеся не слова, и поплелся следом за своими бойцами.
– Так ты, значит, достаточно хорош, чтобы модифицировать чип, да? – проговорил вампир, задумчиво глядя на хирурга. – Тогда, возможно, ты можешь справиться и с его удалением?
Услышав это, Баффи резко обернулась:
– Погоди-ка!..
– Освободи меня, Истребительница! -он смотрел на нее горящими глазами.
– Спайк…
– Он – хирург, Баффи! Хирург, обученный Энгельманом! Он может это сделать! И это, похоже, мой единственный шанс!
– Но…
– Я устал убегать и прятаться от ублюдков, вроде Финна, pet! – в голосе вампира звучала ярости, – И то, что та, другая Саммерс, бьет меня в нос, просто потому что у нее плохое настроение, меня тоже достало! Меня может безнаказанно пнуть даже такое ничтожество, как Харрис! Мне нужно быть свободным, Баффи! Чтобы суметь дать отпор, чтобы защитить себя!
В отчаянии Спайк врезал кулаком по ближайшему надгробью, и могильный камень раскололся от удара надвое. Подобная демонстрация его силы, реальное подтверждение того, на что может быть способен этот вампир, все только усложняла.
– Истребительница, неужели ты не… Ведь даже Адам… даже Адам это понимал! А он-то ведь вообще не человек! Я помню, что он мне сказал: «Ты чувствуешь себя раздавленным. Как зверь, попавший в капкан, рвущийся на волю, и не способный высвободить свою ярость. Как пламя, пытающееся не погаснуть в закрытой банке». Он знал. Он понял. Я именно так себя и чувствую!
На самом деле, она тоже понимала это. Чип забрал у него все, что он любил, лишил его возможности сражаться, охотиться, отнял у него возможность быть самим собой, сделал слабым и уязвимым. Но если удалить эту микросхему…
– Проблема в последствиях, – тихо пробормотала она себе под нос.
– Ты, правда, думаешь, что если удалить его, то я тут же пойду рвать глотки направо и налево? Я не собираюсь делать этого. Даю тебе слово! Зачем мне вообще все эти люди, когда у меня есть кровь Истребительницы?! Твоя кровь, Баффи! А когда тебя заберут, я уеду из Саннидейла. Я ведь тебе это уже пообещал, помнишь?
– И это означает лишь то, что ты станешь убивать людей где-нибудь в другом месте? Я не могу такого допустить, Спайк! Просто не могу!
– Отлично, значит, мне всего лишь придется их не убивать! Я могу пить кровь, и не убивать при этом, Баффи. Могу оставлять людей в живых. Буду просто отпускать их. Я смогу сделать это, клянусь!
Спайк всегда держал данное им слово. Она знала это.
– Поверь мне, Истребительница! – его взгляд пылал, а от силы эмоций, казалось, даже воздух звенел и вибрировал. – Освободи меня!
И после долгой, мучительной, наполненной пульсирующей тишиной, паузы Баффи вздохнула. Она приняла решение.
– Я верю тебе, Спайк…
Замерев лишь на мгновение, он шагнул вперед, и, оказавшись рядом, взял ее лицо в свои ладони, вглядываясь в глаза, словно пытаясь что-то разглядеть в них. А потом Спайк поцеловал ее.
– Истребительница… – оторвавшись от ее губ, выдохнул он и прижался лбом к ее лбу.
Что-то неуловимо изменилось в его взгляде, в том, как звучал теперь голос вампира, когда он шептал ее имя, в том, как он смотрел на нее. Будто бы все теперь было иным и, одновременно, осталось прежним. Там было что-то знакомое Баффи. Вот только что?

@темы: перевод, наглость невероятная, spuffy)))