tari_na

Глава 3


Там, в своем измерении, Баффи никогда не допускала между ними ни малейшего проявления нежности после секса, предпочитая каждый раз сбегать от этого вампира, охваченная стыдом и чувством вины. Хотя проснуться именно так, рядом со Спайком, (а если уж быть до конца точной, то практически наполовину лежа на нем) было чудесно. Тело ее было утомлено и обессилено за эти долгие ночные часы, пока они пытались насытиться друг другом, но на душе царили покой и абсолютное счастье.
Как же она по нему скучала! Прижиматься щекой к его груди, вдыхая запах его кожи, держать его за талию и чувствовать, как Спайк обнимает ее, было прекрасно. Прекрасно до боли.
Баффи вздохнула и тихо хмыкнула.
– Что такое?– немедленно спросил Спайк.
Оказывается, он тоже уже проснулся. Она чуть повернула голову, чтобы встретиться с ним взглядом. Спайк ждал ответа, спокойно и задумчиво глядя на нее.
– Я подумала о том, что мы, похоже, побили сегодня ночью все возможные рекорды. Даже те, что поставили в моем измерении.
– Меня бы это не удивило, – он насмешливо изогнул бровь со шрамом, – Хотя это странно, знаешь? То, что мне приходится соревноваться с самим собой. Ну, так как тебе? Почувствовала разницу?
– Ты – Спайк, так что это одно и то же.
– Я не такой же, Истребительница. Не тот Спайк, которого ты знала.
– И все-таки, это ты. Со всеми качествами, которые делают тебя единственным и неповторимым, со всеми твоими предпочтениями и антипатиями. И все твои реакции – она лизнула его сосок, и улыбнулась, когда в ответ он вздрогнул от удовольствия. – Видишь? Это все здесь. Есть только одно отличие. Ты не любишь меня.
– Существенное отличие, – сухо произнес он.
– Это не имеет значения…
– Почему это?
– Потому что ты умер, Спайк. Ты был мертв, а теперь нет. После такого ничего уже не важно.
Вампир нахмурился, задумавшись о чем-то, но Баффи не могла сказать, о чем были его мысли.
– Звучит как-то очень серьезно.
– Не обращай внимания, – тихо проговорила она.– Ты можешь просто получать удовольствие. Я ни о чем тебя не прошу, понимаешь? И ничего от тебя не требую взамен. Тебе ведь было хорошо этой ночью?
– Да уж, Истребительница, в постели ты – нечто невероятное! – ответил Спайк и добавил, ухмыльнувшись. – Думал, мои яйца наизнанку вывернутся!
– Боже, какие изысканные образы!
Баффи не смогла удержаться от смеха. И Спайк тоже.
Но в следующее мгновение он уже перевернул ее на спину и склонился над нею, а взгляд его стал сосредоточенным, пристальным и жестким. Так он выглядел в моменты, когда они сражались друг с другом. Смертельно опасный, беспощадный хищник.
– Мы враги, Истребительница. Мы можем трахаться сколько угодно, но мы все еще враги.
– И в этом что-то есть, правда? – Баффи усмехнулась. – Признайся, что мысль о том, что вместо секса, от которого у тебя мозги готовы закипеть, ты в любой момент можешь получить кол в сердце, придает остроту ощущениям?
Он невольно улыбнулся в ответ.
– Кстати, да… И про мозги – чистая правда! Мои – просто расплавились... Господи, эти твои мускулы, Истребительница! Я-то думал, что ты просто хвасталась, когда говорила о них раньше.
Она взглянула на него с недоумением:
– Я говорила тебе о них? Когда?
– Пару месяцев назад. Когда здесь была эта свихнувшаяся Истребительница.
– Фейт? – она нахмурилась. – И что же она…эм, я… что же я сказала тебе?
– Что-то о том, что у тебя есть мускулы, о которых я даже не догадываюсь, и что ты могла бы сжимать меня до тех пор, пока я не взорвался бы, как теплое шампанское, и умолял бы тебя о большем.
– Господи, вот ведь пошлячка!
Он усмехнулся.
– Ты была для меня настоящей занозой в заднице, и когда я услышал от тебя такое – просто ошалел! А потом, задумался, попытался представить, что из этого могло бы получиться.
Что ж, похоже, Фейт невольно оказала ей услугу, заставив Спайка впервые задуматься над тем, что между ним и Истребительницей может быть что-то кроме сражений и ненависти.
– И это тебя завело, да?
– Да уж! Но вообще-то я всегда считал тебя горячей штучкой. С самого начала, когда я увидел, как ты танцевала, в «Бронзе». Дру даже… – он резко замолк, обрывая сам себя.
– Дру даже… что?
Спайк опустил глаза, избегая ее взгляда.
– Это наше перемирие, когда мы разбирались с Акатлой, испугало ее. Она тогда совсем с ума сошла. В смысле, стала даже более безумной, чем обычно.
– Из-за чего?
Он слегка пожал плечами:
– Видимо, что-то увидела. Возможно, даже все вот это…
Баффи подумала и решила, что это вполне возможно, учитывая провидческие способности Друзиллы.
– Думаешь, она бросила тебя именно поэтому?
– Может быть, – теперь вампир смотрел на нее потемневшими, растерянными глазами. – Она сказала тогда, что я весь покрыт тобою, что она видит твою тень, которая плавает вокруг меня.
Господи, так это началось настолько давно?! Это было между ними практически с самого начала и никто из них этого не заметил?
– Спайк, послушай меня, – внезапно произнесла Истребительница. – Я не собираюсь убивать тебя! Ты можешь быть моим врагом, только я твоим – не буду. Но если…
– Почему ты не собираешься меня убивать? – перебил он, хмуро и внимательно глядя на нее.
Баффи не хотела говорить о своих чувствах. Не собиралась упоминать про любовь. Не сейчас, а возможно и никогда. И если сам Спайк этого не понял, было бы лучше, если бы он оставался в неведении о том, что они были гораздо больше, чем просто любовниками.
– Потому что. Если опасность позволяла тебе испытывать дополнительные острые ощущения, мне придется разочаровать тебя. Ты ничем не рискуешь со мной. Я получаю от всего этого слишком много удовольствия.
Она протянула руку и невесомо провела пальцами по его щеке, но ласка заставила его лишь нахмуриться еще больше, а глаза стали совсем темными.
– А о том, что я могу разорвать тебе горло, ты не думала? Как раз сейчас у меня есть отличная возможность сделать это!
– Что, хочешь записать на свой счет третью Истребительницу? Ну, давай! Или тебя что-то останавливает?
– Я получаю от этого слишком много удовольствия, – вампир повторил ее слова и улыбнулся. – Хотя мог бы убить тебя. И именно я так и сделаю, как только ты мне надоешь. А ты даже не успеешь понять, когда это произойдет.
– Ты так не сделаешь, – возразила она.
– Это почему? Считаешь себя неотразимой, Истребительница?
– Нет. Просто ты сражаешься честно, – Баффи улыбнулась, наблюдая, как он скептически скривил губы. – Я знаю тебя и уверена, что ты не станешь убивать меня во сне. Ты меня обязательно предупредишь. Я могу доверять тебе, Спайк.
Его лицо застыло на мгновение.
– Ты чертова дура, Истребительница! – в его голосе звучала неприкрытая ярость. – Как ты можешь мне доверять? Я же демон, помнишь? Я – зло!!!
– Но сражаешься ты честно.
Они замолчали. Баффи ощущала, как напряжено его тело, видела в глазах вампира упрямое нежелание признавать правоту слов Истребительницы. А потом он сдался и, уткнувшись лбом в подушку, зарычал сердито и обиженно:
– А вот ты – нет! Сейчас ты сражалась совсем нечестно!
Она рассмеялась и поцеловала его в шею, почувствовав, как в ответ его рука непроизвольно сжала ее плечо.
– Послушай меня. Вот что я пыталась сказать, до того как ты меня отвлек. Я не знаю, как долго пробуду здесь. Может пару недель, а может несколько лет. В любом случае, это вопрос времени. Высшие Силы попытаются привести все в порядок, чтобы все было, как положено. «Правильная Истребительница в правильном измерении». Рано или поздно, но они вернут здешнюю Баффи, а меня отправят обратно.
– Значит, надо использовать отпущенное нам время по максимуму, ты об этом?
– Нет. Я о другом. Если… когда она вернется, я хочу, чтобы ты уехал из Саннидейла. Иначе тебя здесь ждет слишком много горя.
Он оторвал голову от подушки и посмотрел на нее с удивлением.
– Но это же многое здесь изменит.
– Да! – подтвердила Баффи. – Кое-что пойдет не так, как в моем измерении. Например, тебе не придется умирать. Если я все еще буду здесь, я постараюсь это предотвратить. Это, и многое другое. Но если меня здесь не будет, ты, Спайк, можешь погибнуть, и она позволит тебе это сделать. А я не хочу, чтобы это случилось. Снова.
– Как это произошло?
– Во время апокалипсиса, как же еще? Очередной конец света. Очередной Главный Злодей. В тот раз это было Первичное Зло. Чтобы победить его, мы должны были уничтожить Адскую Пасть. И это сделал ты. Там был амулет. Ты одел его и привел в действие. Это помогло нам победить, но ты погиб, – она сглотнула и уточнила. – Сгорел.
Спайк внимательно посмотрел на нее.
– И тебе, похоже, было не все равно?
– Да, мне было не все равно.
– Но ведь она – это ты, разве не так?
– Не на этом отрезке времени. И может быть, она никогда и не станет такой, как я. Кто знает, как пойдут дела в этом измерении. Будущее изменчиво. Ничего не гарантировано, пока не случается. Но какой в этот период была я сама, я помню. Брошенная Ангелом, пострадавшая от Ангелуса, я стала встречаться с этим тупицей, Райли, потому что думала, что он нормальный, и я тоже хотела быть нормальной девушкой. Хотела быть обычной.
– Бред! Ты же Истребительница! Само собой, ты не обычная. Ты – чертовски особенная!
– Тогда я себя такой точно не чувствовала. Скорее, каким-то фриком, уродцем.
– Баффи...
– Глупо, да? Я пыталась таким образом справиться со своими проблемами! Но стало только хуже. В конце концов, все это приведет к тяжелейшим последствиям для Баффи из этого измерения. И для тебя тоже, если ты здесь останешься. Я все обдумала. Напишу все, что должно произойти и что можно предотвратить. Оставлю здесь, чтобы Джайлз и Баффи смогли это найти. Проблема в том, что я не знаю, что из этого на самом деле случится, когда придет время. Слишком многое может пойти не так. Слишком многое может измениться. Но в любом случае, я хочу, чтобы тебя здесь не было.
– Даже если это исказит это измерение?
– Все уже искажено, разве нет?
– А на что это повлияет?
Баффи тоже думала об этом. Если Спайк уедет, Истребительница из этого измерения никогда не научится любить. Потому что рядом с нею не будет этого вампира. Потому что она потеряет его. Но она потеряла бы его в любом случае, потому что он бы погиб. А так этого не произойдет, и здешняя Баффи никогда даже не узнает, чего она лишается. Истребительница не знала, станет ли от этого лучше или хуже ее двойнику из этого мира, но зато она точно знала, что Спайк будет жив.
– Должно произойти много тяжелых событий, и многие из них причинят тебе боль. Много боли. А если ты уедешь, то сможешь всего этого избежать. Спайк, на этот раз уйти, значит, выиграть! Потому что тогда тебе не придется умирать. Этот дурацкий амулет вполне может нацепить Ангел. Если так уж необходимо распылить кого-нибудь, пусть это будет он!
Спайк ухмыльнулся:
– Никогда не думал, что услышу такое от тебя!
– С ним я была не слишком счастлива. Так или иначе, он играл со всеми нами. Ради нашего собственного блага, конечно.
– Ну, разумеется!
И они обменялись понимающими взглядами.
– Его вернут. Высшие Силы заинтересованы в нем. Его они вернут назад точно так же, как тогда, когда я отправила его в ад. А ты бы рисковал собой.
– Понял, pet. Никакого кровавого героизма! Не собираюсь сжигать себя, ради чьего-то идиотского общего блага. Местная Истребительница возвращается, и я сразу сматываюсь. Даю гарантию!
– Хорошо.
Она перевела дыхание, но тут вампир посмотрел насмешливо на Истребительницу и продолжил:
– Слушай, а как на счет, убрать этот чип из моей головы, pet? Это здорово облегчило бы мне жизнь в Бразилии… или где-нибудь еще.
– Господи, ты абсолютно не представляешь, когда надо замолчать, да?! – попыталась возмутиться Баффи, но эта попытка получить все, что можно и даже больше, была настолько в стиле Спайка, что она так и не смогла сдержать улыбку.
– Ну, стоило хотя бы попытаться, – ответил Спайк. – Я тут слегка ошарашен, вообще-то. И пытаюсь уместить в голове все, что происходит, плюс еще и Истребительницу, по собственной воле
оказавшуюся в моей постели.
Баффи легонько ударила его по плечу, и они оба рассмеялись.
– Не знаю, как долго это все продлится, – сказала она. – Так что я собираюсь оторваться по максимуму.
– О, я у меня тут тоже возник один план, – и, устроившись между ее бедер, он сделал несколько очевидно провокационных движений.
– Один из твоих лучших планов, – промурлыкала Истребительница, выгибаясь ему навстречу.

***

Этой ночью он пошел с нею на патрулирование. В своем прошлом она приняла помощь Спайка лишь при подготовке Потенциалок, когда появилась необходимость продемонстрировать тем, что такое «настоящий вампир», и на что он способен. До этого любые его попытки присоединиться к ее патрулям Истебительница категорически отвергала. И это был еще один пример того, насколько слепой и предвзятой она была, отказываясь от возможности использовать такой ценный ресурс, каким был Спайк. Сейчас она была готова саму себя побить за это.
Во время патрулирования Баффи всегда чувствовала одинокой, но даже когда к ней присоединялись ее друзья, это не особо помогало, потому что тогда ей приходилось следить, еще и за тем, чтобы те не попали в беду. Со Спайком в этом не было необходимости. Он был превосходным бойцом, не нуждался в опеке, и любил драться. Патрулирование давало ему возможность выплеснуть всю сдерживаемую энергию и развлекало. А еще делало их потрясающей командой.
– Рад, что ты меня позвала, – сказал он с улыбкой, после того, как они расправились с несколькими Гратарами. – Это весело!
– Ты понимаешь, что только что стал для демонов предателем?
– Возможно, но это же классно, снова иметь возможность убивать!
– Они побьют тебя за это, – предупредила вампира Баффи.
– Кто, демоны?
– Да. В баре, у Вилли.
Спайк искоса посмотрел на нее и насмешливо улыбнулся:
– Тогда я скажу им, что встречаюсь с Истребительницей. Может, это заставит их задуматься?
– Ну, я не уверена, что их остановит то, что ты – мой парень…
– Вполне возможно, – заметив ее беспокойство, вампир только улыбнулся. – Ну же, pet! Кучка демонов-неудачников ничего мне не сделает. В твоем измерении они смогли застать меня врасплох, а сейчас ты меня предупредила, и я буду внимателен. Свое они получат, можешь быть уверена. Справиться со мной могла бы только ты, и даже это весьма сомнительно.
– В самом деле?
Он увернулся от ее кулака и вернул удар:
– Да!
На протяжении всего пути через кладбище они сражались друг с другом, испытывая истинное удовольствие от возможности испытать свои силы и боевые навыки с кем-то столь же быстрым и смертоносным, с кем-то равным.
Внезапно краем глаза Баффи заметила какое-то движение:
– Черт!
Она бросилась к своему вампиру и повалила его на землю как раз в тот момент, когда выпущенная из арбалета стрела пролетела над ними и вонзилась в дерево.
– Ксандер, нет! – крикнула девушка.
Она не знала, что здесь происходит, но разбираться времени не было. На Спайка набросился Ангел, Ксандер изо всех сил пытался перезарядить арбалет, а Джайлз уже прицеливался. И никто из этой троицы, как обычно, не собирался ее слушать.
Наибольшую опасность в данный момент представлял Наблюдатель, и первым делом Баффи выбила оружие из рук Джайлз, а потом развернулась, тут же обезоружила Ксандера и быстро переломила отнятый арбалет через колено.
За ее спиной рычащий Ангел нападал на широко ухмыляющегося Спайка.
– Баффи, ты сошла с ума? – буквально выдохнул Джайлз. – Почему ты нам помешала? Его чип не работает! Он снова опасен!
– С его чипом все в порядке!
– Но он дрался с тобой!
– Это был спарринг, обычная тренировка! Ксандер, остановись!
Харрис пытался дотянуться до лежащего на земле арбалета Джайлза, и Баффи пришлось обезвредить и это оружие, просто наступив на него и вырвав тетиву.
– Ты сумасшедшая? – заорал Ксандер, указывая на обломки. – Зачем ты это сделала?
– Прекратите истерику и для начала выслушайте меня! С чипом Спайка все в порядке!
– Тогда почему он смог тебя ударить? – повысил голос Джайлз.
– Потому что я – немного отличаюсь! Никого другого он ударить не сможет! О, ради бога!!! – воскликнула она, когда Ксандер вытащил из кармана кол и попытался броситься туда, где дрались Ангел и Спайк.
Она поставила подножку и, прижав парня ногой к земле, выхватила деревяшку у него из рук.
– Джайлз, – сказала она, выразительно поигрывая колом, – сядьте на это надгробье, или я гарантирую, что в вашем теле появится дополнительное отверстие, и будет это не смертельно, но крайне болезненно.
Наблюдатель буквально рухнул на указанную могильную плиту.
– К тебе это тоже относится, – с этими словами она убрала ногу со спины Ксандера. – Присаживайся рядом. – Затем она оглянулась, оценив, как посредством хуков и апперкотов проходит вампирский обмен мнениями. – Им необходимо выпустить пар, и, пока все по-честному, давайте им такую возможность дадим.
– Баффи… – Ксандер вскочил на ноги, изумленно глядя на нее.
– Сядь! – она заставила его снова сесть на надгробную плиту. – Слушайте меня, вы оба. Постараюсь говорить максимально понятно. Чип Спайка не срабатывает только на мне. Остальным людям ничего не угрожает. Меня он может ударить, потому что я слегка отличаюсь, но боль он мне не причинит, потому что сам этого не хочет. Это была простая тренировка. Все понятно?
– Но… – начал Ксандер.
Баффи вздохнула:
– Все еще не доходит? Окей, давай еще проще. Сделаешь больно Спайку, я сделаю больно тебе.
– Баффи!
– Заткнись!
Еще раз оглянувшись на вампиров Баффи решила, что преимущество в этой драке – за Спайком. Пусть оба вампира были в крови и в синяках, и явно не церемонились, стараясь ударить противника посильнее, но на лице блондин сияла улыбка, в то время как Ангел был мрачен и явно в бешенстве.
– Эй, а вот это уже нечестно!
Увидев, что Ангел схватил вонзившуюся в дерево стрелу, Баффи рванула вперед и с разбега ударила старшего вампира носком сапога по запястью. Стрела улетела далеко в кусты, а Баффи в то же мгновенье подпрыгнула, и на грудную клетку Ангела обрушился мощный удар, после которого вампир отлетел и приземлился на собственный зад в трех- четырех метрах от места драки.
– Только мы начали веселиться, – пожаловался Спайк, вытирая кровь с разбитой губы, – и ты все испортила.
– Ты это называешь весельем? – она была готова зарычать от отчаянья, глядя на синяки и ссадины, украшавшие физиономии обоих вампиров.
– Эй, да мы даже личину не сменили! За сто двадцать лет у нас появилось друг к другу пара-тройка вопросов… но мы всего лишь выпускали пар, pet!
– Я так и думала. До тех пор, пока он, – она кивнула в сторону Ангела, – не попытался распылить тебя.
Ангел, выглядел пристыженным. Баффи предполагала, что за стрелу вампир схватился не осознавая, что делает. Просто он был зол, и инстинктивно схватил то оружие, которое оказалось под рукой.
– На этот раз я отпущу тебя, Ангел, поскольку Спайку ты не навредил, – ледяным тоном произнесла Истребительница. – Но еще одна попытка и твой прах развеет по ветру.
– Он пытался убить тебя!
– Нет, не пытался. Это был просто спарринг.
– Баловство, – Спайк пожал плечами, обнял Истребительницу и притянул ее к себе поближе, улыбнувшись прямо в лицо разъяренного Ангела.
– Спарринг? Может ему удалось обмануть тебя, Баффи, но только не меня! Он разорвет тебе горло, как только у него появится такая возможность!
– Да! – со всей возможной убежденностью подтвердил Ксандер.
– Зачем же мне ее убивать, – практически промурлыкал Спайк, опустив голову и легонько покусывая Баффи за шею, – если трахаться с ней гораздо приятнее.
Ангел взревел, мгновенно перекидываясь в вампирский облик и демонстрируя клыки, Ксандер и Джайлз вскочили на ноги.
– Стоять! – крикнула Баффи, готовая отбивать нападение Ангела, если тот бросится на Спайка. – Это мой выбор!
– Баффи, ты не можешь… – выдохнул Джайлз.
– Я могу делать все, что мне нравится, и вы мне не указ! – она развернулась к Спайку и отвесила ему легкий подзатыльник. – Ты же просто нарываешься на неприятности! Было обязательно сообщать о наших отношениях наихудшим из всех возможных способов?
В ответ вампир лишь широко улыбнулся:
– Не смог удержаться.
– Ты… Ты не можешь с ним спать! –в отчаянии завопил Ксандер.
– Я предупреждала. Мы были любовниками в моем измерении. И в этом тоже. Это то, чего я хочу, и значит, так тому и быть. Это моя жизнь! Не вмешивайтесь!
– Баффи! – хором воскликнули все трое.
– Нет, – и в голосе ее звучала решимость. – Просто смиритесь с этим. С тех пор как я вас всех знаю, вы трое вечно указываете мне что делать. Но сейчас мы с этим покончим. Эта Баффи сама решает, что она хочет делать, и ни у кого из вас нет права возражать мне. Мне нравится спать со Спайком, и я собираюсь продолжать это делать, а если кто-то из вас попробует ему навредить, он пожалеет, что родился на свет.
Установилась мертвая тишина.
– Если вас что-то не устраивает, разбирайтесь с Уистлером. Ваша Баффи может и терпит все это дерьмо, но только я этого делать не собираюсь. И в качестве демонстрации... Раскажите-ка мне, что вообще вы трое делали на этом кладбище? Не припомню, чтобы раньше вы добровольно ходили на патрулирование. Решили удостовериться, что я выполняю свой долг? Проверяете меня?
Джайлз и Ксандер покраснели, Ангел старательно прятал глаза.
– Так я и думала. А девушки где? Прячутся за деревьями?
– Они остались у Джайлза, – пробормотал Ксандер. – Не захотели идти.
– Здравого смысла у них всегда было больше, чем у вас троих, – она обняла Спайка за талию, – но думаю, что пойти и прояснить для них ситуацию нам все равно придется. Я, лично, не уверена, что ваша «святая троица», рассказывая о произошедшем, не поставит все с ног на голову, лишь бы заставить Уиллоу и Тару применить какое-нибудь очередное заклятье.
Оглянувшись, чтобы посмотреть на хмурые лица троих мужчин, наблюдавших за Истребительницей, удаляющейся от них в обнимку с вампиром, словно для нее это самая естественная вещь в мире, Спайк не смог сдержать ехидной ухмылки. Это же просто праздник какой-то!
Особое удовольствие ему доставляло осознание, что он смог довести их всех до белого каления ничего особенного не предпринимая, а просто занимаясь сексом с Истребительницей. Это было великолепно! К тому же за 120 лет холодных, изысканных вампирских любовных игр Спайк не испытал ничего подобного тому, что заставила его почувствовать Баффи.
Раньше он никогда не занимался сексом с человеком. Люди слишком уж хрупкие и ему пришлось бы сдерживаться, поскольку, в отличие от Ангелуса, он не получал удовольствия, причиняя боль партнеру. И потом, весь этот садизм, долгие предварительные игры с жертвой. Зачем такие сложности, когда все, что необходимо, это отвести отбившуюся от стада «заблудшую овечку» в укромный уголок и выпить ее досуха?
Теперь младший вампир начал понимать, что так привлекало его Гранд-Сира. Тепло... Спайк к такому не привык, ведь у вампиров кожа прохладная, комнатной температуры. А здесь был такой жар, такое напряжение, такая мощь. Не потому, что Баффи была человеком. Не только поэтому... Она была Истребительницей! Больше всего его привлекало именно это – неотразимое сочетание человеческого тепла ее тела и силы, делавшей их равными и в этом сражении. А еще эти особые мышцы… Такого он действительно еще никогда не испытывал.
И отказываться от этого вампир не собирался. Он уберется отсюда, как и пообещал, когда Высшие Силы вернут здешнюю Истребительницу. Но до тех пор, пока эта Баффи была здесь, Спайк собирался наслаждаться лучшим сексом, какой у него был за всю его нежизнь.

***
У Наблюдателя, кроме девушек, обнаружился еще и Картонный Капитан со своим приятелем, как-там-его-зовут-Грэхемом. Спайк тут же приобнял Баффи за шею так, чтобы ей было удобно положить голову ему на плечо, а теперь с нескрываемым интересом наблюдал за тем, как лицо Финна постепенно приобретает удивительный пурпурный оттенок, поскольку солдатик обнаружил, что девушке это положение очень даже нравится.
– Какого черта?! Что ты делаешь с ним? – закричал Райли и Баффи вздохнула.
– Уверен, что действительно хочешь узнать подробности? – промурлыкал Спайк.
– Спайк, прекрати! – голос был строгим, но ее глаза искрились от смеха.
– Баффи! – прошептала Уиллоу. – Ты же не… не спишь с…
– Со Спайком? Именно это я с ним и делаю.
– Он же вампир! – Райли кричал все громче.
– Точно! И знаешь, что это означает? – Баффи презрительно посмотрела на него. – Я наконец-то могу получить удовольствие от секса. В постели с тобой мне всегда надо было сдерживаться, а со Спайком мне этого делать не приходится. И он – отличный любовник. Самый лучший.
– Спасибо, pet. Весьма признателен и польщен.
– Люди в этом действительно проигрывают, – сочувственно заметила Аня. – Я помню это еще с тех времен, когда была демоном. Ни силы, ни выносливости. Тебе, Райли, стоит поговорить об этом с нашей Баффи, когда она вернется.
– Никогда не думал, что ты будешь изменять мне, – с горечью проговорил Финн. – И уж точно не с ним!
– При чем здесь измена? В моем измерении это ты шлялся по вампирским притонам, а потом бросил меня. И я – не твоя подружка, Райли. Твою подружку распылило. А я встречаюсь со Спайком.
– Это ненадолго, – прорычал Финн, направляясь к вампиру, но Баффи встала у него на пути.
– Ты действительно хочешь, чтобы я еще раз тебе врезала?
– Спорим, ты бы хотел, чтоб Энгельман сделал чип, который не просто вызывал головную боль, а убил бы меня? Да, солдатик? – ухмыльнулся Спайк и, с притворным сочувствием, добавил. – Жаль, что теперь, уже ничего не сделаешь, Инициативу-то закрыли. Эх, какую возможность упустили!
Баффи оглянулась по сторонам, всматриваясь в хмурые лица:
– Я хочу прояснить все раз и навсегда. Мы со Спайком – любовники. Это мой выбор и мое решение. Вмешиваться в это никто из вас права не имеет. Я не знаю, на какую магию способна Тара и ты, Уиллоу. Но я предупреждаю, не смейте применять ее ко мне или Спайку!
– Мы бы никогда… – одновременно заговорили обе ведьмы.
– Вас могли на это уговорить, поскольку Джайлз, Ксандер и Ангел обнаружили сегодня, что Спайк может ударить меня, и его чип при этом не срабатывает.
– Что?! – Райли был в ужасе.
Спайк мгновенно вампиризировался и слегка прикусил шею Истребительницы. Клыки лишь слегка поцарапали кожу, но несколько капель крови все же появилось.
– Видите? Никакой боли! – самодовольно произнес он, а затем лизнул ранку. – Вау! Кровь Истребительницы… Чистый кайф, pet!
Баффи с опаской огляделась по сторонам: Уиллоу и Тара выглядели ошеломленными, Аню все это явно забавляло, Джайлс и Ксандр были в ужасе, Ангел – в ярости, а Финн – в шоке.
– Ты никогда не научишься вовремя останавливаться, да? – пробормотала она.
– Почему? – воскликнула Уиллоу.
– Последствия еще одно из твоих, Уилл, заклинаний. Тара говорила, что это слегка изменило меня на молекулярном уровне и чип Спайка на меня не реагирует, но напасть на любого другого человека он ему по прежнему не позволит. Так что у вас нет никакой причины распылить Спайка.
– Но он же может навредить тебе.
После этих слов ведьмы Спайк расхохотался:
– Зачем? Мне гораздо приятнее трахаться с…
– Спайк! – восклицание явно запоздало и, глянув на выражение лиц окружающих и на ухмыляющегося вампира, она со вздохом продолжила. – Думаю, сказать это можно было и помягче, но в целом это, вроде как, проясняет ситуацию.
– Баффи… – начал Джайлз.
– Нет, Джайлз, – твердо сказала она. – Это то, чего я хочу. Просто примите это к сведению. Сейчас мы со Спайком вернемся к патрулированию, а потом отправимся домой. Увидимся завтра.
– Вы останетесь на Ревелло-Драйв? – Джайлз нахмурился. – Не предполагал, что у твоей матери настолько широкие взгляды.
– Не настолько… – улыбнулась Баффи. – Мы будем в другом месте. Где именно, не сообщаю вам по вполне понятным причинам.
– Но что, если нам будет необходимо с тобой связаться?
– Баффи купит себе мобильный и даст вам свой номер, – ответил Спайк. – А до тех пор просто будет звонить вам время от времени.

***
Когда они с Истребительницей, обнявшись, уходили от Наблюдателя, вампир не мог сдержать улыбки. Очевидная ярость Финна и Ангела была восхитительна, а шок Скуби-банды был, словно кремовая розочка на торте. На его личной шкале просто не было значений, способных описать степень получаемого удовольствия и он просто наслаждался каждой минутой происходящего. А лучшей частью всего этого была Истребительница в его постели.
Спайк сбросил свой плащ и избавился от обуви в ту же минуту, как захлопнулась входная дверь и Баффи только рассмеялась, когда он притянул ее поближе к себе.
– Издевательства над Скуби заводят тебя? – девушка поддразнивала его, но в глазах ее была нежность.
– Сама знаешь, – усмехнулся вампир. – Но нужное настроение у меня было и до этого…
– А когда было иначе?!
Они целовались медленно, неторопливо, и поцелуи были долгими, тягучими и одуряюще-сладкими. Спайк уже избавился от футболки, отшвырнув ее куда-то в сторону, и Баффи ласкала его грудь, плечи, лицо. Кончиками пальцев… снова и снова… легко, невесомо, нежно. И что-то в нем откликалось на эту мягкость. Что-то давно отвергнутое и надолго забытое.
Вампир пытался сопротивляться, пытался бороться с этим чувством. Потому что это было слабостью. С Дру он всегда был нежен, но та, как истинное творение Ангелуса, мягкости предпочитала боль. Его заботу она принимала, потому что это означало для нее безопасность, но сама никогда не давала ему ничего взамен, и не слишком ценила ни то, что он для нее делал, ни самого Спайка. Друзилле нужен был только Ангелус.
Но Истребительница, эта «Баффи-Саммерс-из-другого-измерения»... То, как она прикасалась сейчас к его телу, так легко, так невесомо. То, как отзывалась она на его поцелуи, и как ее губы скользили по линиям его скул, вдоль шеи, по ключицам… Казалось, что всё это – эти ласки, прикосновения, эта нежность – было важно для нее, что для нее все это имеет значение. Казалось, что он имел для нее значение.
Что же случилось в том, другом измерении, что привело к подобному? Что было в ее глазах, когда она смотрела на него?
Он не хотел разбираться в этом. С сексом все было просто и понятно: у тебя есть потребность, ты ее удовлетворяешь и можешь двигаться дальше. Вот только здесь было что-то другое, что-то, возможно, более глубокое, более сложное. И Спайк опасался этого, боялся, что надежда, голос которой он пытался заглушить все 120 лет своей нежизни, снова вернется, заставляя мечтать о несбыточном, делая слабым и уязвимым.
– Что же ты со мной делаешь? – проговорил он, едва оторвавшись от ее губ, и скорее почувствовал, чем увидел, что она улыбается в ответ.
– Только то, чего хочешь ты сам.
То, чего хочет он... Спайк отогнал от себя эту мысль, решительно поднял Истребительницу на руки, отнес в спальню и бросил на постель. А она просто лежала, положив руки за голову, и ждала, глядя на него с мягкой улыбкой. И взгляд был таким понимающим. Эта Баффи знала его слишком хорошо. У ее понимания была фора в четыре года, о которых сам он не имел ни малейшего представления.
– Ты слишком многое обо мне знаешь, – пробормотал вампир, снимая с Истребительницы обувь.
– Ничего не могу с этим поделать.
– Мне это не нравится, – теперь он избавлял ее от одежды, и Баффи томно выгибалась под его руками.
– Есть очевидное решение этой проблемы.
Спайк замер, прекратив снимать свои джинсы и нахмурился, глядя на нее сверху вниз:
– Какое?
– Я могу уйти…
– Нет, этого я тоже не хочу.
– Во всяком случае, не сейчас, да?
Он услышал, как Баффи прошептала это, и понял вдруг, что в ответ ему хочется сказать «никогда», обрушив стены, защищающие его сердце от боли.
– Кровавый ад! – пробормотал он и впился поцелуем в ее губы.
Она ответила, пылко и так же отчаянно, прижимаясь к нему всем телом, оплетая его руками и ногами. И вдруг он оказался на спине, а она склонилась над ним, улыбаясь:
– Эй, мы что, куда-то торопимся?
А он хотел как можно быстрее забыться в мороке телесных наслаждений, отвлечься от беспокоящих его мыслей. Тяжелая волна золотистых волос упала, как занавес, отсекая весь остальной мир, и не было больше ничего, кроме Баффи и нежности на ее лице, и этого странного выражения ее глаз, которое он не хотел понимать.
– О чем ты думаешь? – Баффи внимательно вглядывалась в его лицо, застывшее, закаменевшее, закрытое. Таким она его раньше никогда не видела. Все мысли и эмоции Спайка всегда можно было легко прочитать по его лицу, даже когда она этого не хотела. Эта холодная отстраненность делала его чужим, незнакомым.
– Я не стану таким, каким ты хочешь меня видеть.
– Я хочу, чтобы ты был собой, – ответила Баффи, целуя его сжатые губы, чувствуя, как они смягчаются и раскрываются в ответной ласке. – Будь тем, кем ты сам хочешь быть.
– Вампиром? – в его голосе звучала открытая издевка.
– Никаких проблем…
– В самом деле? – Он погладил следы от своего укуса, уже почти исчезнувшие с ее шеи, благодаря ускоренному исцелению, и насмешливо посмотрел на нее. – А в твоем измерении я пил твою кровь? Что-то сомневаюсь... Твои дружки перепугались бы так же, как и здесь.
– Да, они бы волновались, – согласилась Баффи. Тот Спайк никогда не кусал ее, зная, что она бы ему этого не позволила. – И у меня самой были бы с этим проблемы. Но я повзрослела. Кровь Истребительницы – это то, чего ты хочешь?
– Ну, разумеется. Как любой вампир…
– Тогда бери.
– Что?
– Все, что ты хочешь…
Это было сродни взрыву. И она снова оказалась лежащей на спине, а над нею склонился вампир. Лицо человека сменила личина, в золотистых глазах светилась угроза, а в голосе слышалось рычание хищника, жестокого и опасного.
– Так и сделаю.
Спайк ожидал, чтобы она будет сопротивляться, но Истребительница просто обняла его и притянула ближе к себе.
– Вперед.
И в ее шею вонзились клыки...
Это должно было быть больно, но боли не было. Вместо этого каждый нерв, каждая клеточка ее тела пела от наслаждения, и Баффи задыхалась в блаженной истоме. Теперь ей была понятна зависимость Райли, она наконец-то осознала, почему люди в вампирских притонах готовы были платить за право быть укушенными.
Ничего подобного Баффи не испытывала даже в своем прошлом, в те три месяца, когда была со Спайком . Никогда раньше она не позволяла ему попробовать своей крови. Он пил медленно, не торопясь, и это только усиливало удовольствие, доводя ощущения до предела, заставляя стонать, изнемогая от страсти. Она ощущала его дрожь от напряжения, от возбуждения, от желания, чувствовала как его руки скользят по ее телу, и выгибалась им навстречу, пытаясь стать еще ближе, прижаться еще теснее…
– Боже, Спайк! Ты сводишь меня с ума!
– Еще даже и не начинал…
Ах да, кровь Истребительницы, вампирский афродизиак, как же она могла об этом позабыть. Баффи тихо засмеялась. Но смех превратился в беспомощный стон, когда всем телом, всей сутью откликаясь на его ласки, она сдалась на милость победителя.

TBC




 

@темы: перевод, наглость невероятная, spuffy)))