Just for fun...

01:42 

Игрок на замену/Pinch Hitter

tari_na

Внимание, НЦа!!!! %)

****
Им пришлось позвонить в дверь, поскольку ключей у Баффи все равно не было, в ее измерении они пропали год назад, когда в кратере исчезли и дом, и весь Саннидейл. А миссис Саммерс не могла скрыть удивления, увидев на пороге собственную дочь в сопровождении Наблюдателя.
– Боже, Баффи! Я даже не подумала, что это можете быть вы! Неужели ты опять потеряла ключ?
– Да,– Баффи, отчаянно пытаясь не разрыдаться, обняла Джойс, крепко, почти до боли, прижимаясь к ней. Там, в другом измерении, ее мама умерла, и обрести ее снова было настоящим чудом!
– Что, дорогая, что не так?– женщина чувствовала, что по щекам дочери катятся слезы, как она дрожит.– Что случилось?
– Ничего,– Баффи наконец отстранилась, вытерла глаза.– Все в порядке.
– Но что-то произошло. Ты выглядишь…– Джойс ладонями обхватила лицо дочери, вглядываясь повнимательней. Та выглядела до странности взрослой, но беспокоило женщину не это. Что-то неуловимо изменилось во взгляде Баффи за ту неделю, что прошла с их последней встречи.
– Пойдем, присядем, мам. Есть кое-что, что мы должны тебе сказать,– проговорила Баффи, но когда Джойс села рядом с ней на диване, с виноватым видом пересела чуть подальше.– Джайлз, вам лучше все объяснить.
Так Наблюдатель и сделал.
– Баффи умерла?! Баффи умерла, и вы мне даже не сказали?! Руперт, как ты мог?
– Мы думали, что у нас получится вернуть ее обратно и ты бы никогда не узнала об этом,– голос Джайлза был полон раскаяния.
– Вы все еще можете вернуть свою Баффи,– проговорила Истребительница,– Высшие Силы работают над этим. Это просто может занять какое-то время, но у них все получится. Я уверена.
– Я рада… и очень хочу, чтобы она вернулась.. Но ведь ты тоже моя Баффи, солнышко,– Джойс протянула руку и привлекла девушку к себе.– Не имеет значения, что ты из другого измерения. Ты все еще остаешься моей дочкой.
– Ох, мам…
– Я, пожалуй, пойду…– пробормотал Джайлз.– Спокойной ночи!
Ему было неловко от всех этих проявлений чувств, и Наблюдатель явно нуждался в передышке, для того чтобы осознать все, что произошло.
– Ты останешься здесь или вернешься в общежитие?– спросила Джойс, когда Баффи вернулась в комнату, закрыв дверь за Наблюдателем.
– Останусь, на сегодня,– Истребительница с ностальгией огляделась по сторонам. В ее измерении дом был уничтожен, и у нее не было возможности спасти хоть какие-то сувениры, когда они в спешке покидали разрушающийся Саннидейл.– Но потом я перееду. Мне – двадцать четыре и я уже привыкла к самостоятельности.
– Двадцать четыре!– Джойс только покачала головой, пытаясь привыкнуть к этой мысли.
– Мам, послушай,– Баффи села рядом с матерью и взяла ее за руку,– я хочу, чтобы ты сделала мне одолжение. Я хочу, чтобы завтра ты пошла к своему врачу и попросила назначить тебе МРТ.
Сначала Джойс удивилась, но потом задумалась.
– Ты поэтому начала плакать, когда увидела меня?
– Ты очень, очень тяжело болела,– о том, что ее мама умерла, Баффи говорить не хотела. Ей было слишком тяжело даже произнести это. А этой Джойс лучше о таком и вовсе не знать.– Но может быть мы сможем избежать этого, если врачи начнут обследование пораньше?
– Опухоль. Вот что они увидят на томограмме… и мои головные боли. Они ведь из-за нее?
– Да, но ты с этим справишься,– Джойс действительно пережила ту операцию, а причиной ее смерти стала аневризма. И Баффи не знала, что можно с этим сделать, но надеялась, что если операция будет сделана раньше, и врачи будут предупреждены, за чем следует наблюдать, это позволит предотвратить печальный исход.
Они провели за разговорами почти всю ночь. Джойс пыталась разобраться, что стало причиной изменений, которые она видела, и дочь была откровенна с нею, рассказывая о своих эмоциях и чувствах, о том, что ей пришлось пережить, и через что ей приходилось проходить прямо сейчас. А Баффи просто хотелось побыть со своей мамой. Кроме того, было так приятно поговорить с кем-нибудь, чья точка зрения отличалась от взглядов Скуби, с кем-то, что видел в ней личность, а не только Истребительницу, с кем-то, кто был полностью на ее стороне. Джайлз, возможно, сказал бы, что Джойс просто «игнорирует с демоническую сторону проблемы», но Баффи всегда считала, что ее мама была просто доброй и непредубежденной.
– Так сложно сдерживать себя в отношении Джайлза, и Уиллоу, и Ксандера. Приходится постоянно говорить себе, что они еще ничего не совершили, но у меня не получается помнить все эти вещи и не искать повода для ссоры,– в голосе Истребительницы слышалась печаль.
– Ну, мне приходилось замечать, как они давят на тебя, дорогая, и согласна, что тебе стоило постоять за себя. Но может все же не стоит быть уж настолько суровой?– мягко ответила миссис Саммерс.
– Да, я постараюсь…
– Значит… Спайк,– вдруг задумчиво произнесла Джойс, и Баффи смутилась. Похоже, слишком часто упоминала она о вампире, когда пыталась объяснить другие вещи.
– Он ведь тебе нравится, правда, мам?
– Я, разумеется, предпочла бы кого-то, с кем ты подарила бы мне внуков, но... Да, он мне нравится. Он очень приятный молодой человек. И был таким же милым и вежливым практически всегда, когда я с ним встречалась. Ты его любишь? .
– Да,– ей было так просто ответить на этот вопрос.
– Но он… не похоже, что он…– Джойс пыталась подобрать нужные слова.– В этом измерении…
– Я знаю. Он не любит меня. Но это не имеет значения. Я просто рада, что он жив. И я собираюсь найти способ сохранить ему жизнь. Не позволю ему снова сгореть, чего бы это ни стоило. Но до этого еще годы, слава богу. И у меня будет время, чтобы что-то придумать.
– Хорошо,– Джойс не могла не отметить, какой удивительно уверенной и зрелой выглядела в этот момент Баффи.– Ты повзрослела, не так ли?
Истребительница невольно рассмеялась:
– Возможно, но никаких гарантий не дам.
Джойс тоже улыбнулась:
– Значит, поживем – увидим...

***
Весь следующий день Баффи проспала, пропустив занятия, на которых должна была присутствовать. Но она собиралась взять небольшую передышку, прежде чем приступить к учебе в колледже или начинать заново привыкать к жизни, которая была у нее четыре года назад. Джайлз, Скуби и Ангел не объявлялись, вероятно, слишком занятые попытками приспособиться к новому положению дел. И даже до Райли, похоже, дошло ее послание.
А вечером она вышла на патрулирование, получая истинное удовольствие от возможности вернуться к старым привычкам. Раньше ее всегда ужасно злило то, что она привязана к Саннидейлу и Адской Пасти. Но когда у нее появился шанс объехать весь мир в поисках новых Истребительниц, получивших силу после заклинания Уиллоу, это ни капельки ее не порадовало. Ей было так горько и одиноко, что в каких бы замечательных местах она не оказывалась, все было пустым и бессмысленным. Она соскучилась по Саннидейлу, и сейчас была рада даже тому, что Адская Пасть еще существовала, поскольку это придавало ее жизни смысл.
Прошедшие четыре года отточили ее боевые навыки и Баффи с легкость уничтожила обнаруженную на кладбище пару вампиров. С демоном Чириван пришлось, правда, повозиться, поскольку она не брала с собой меч, но металлический прут, вырванный из кованой ограды, позволил ей избежать ядовитых когтей демона, и эффективно решить проблему. Один удар, прямо в сердце, и Истребительница удовлетворенно наблюдала, как Чириван рассыпается в пыль. Видимо, этот вид был как-то связан с вампирами, но как бы там ни было, главное, что она избавлена от необходимости убирать труп.
– Ты явно практиковалась,– сухо произнес Спайк, появляясь у нее за спиной.
Она развернулась и улыбнулась ему:
– Целых четыре года...
– У тебя совершенно другой уровень. Жаль, что чип не дает мне возможности проверить. Было бы интересно глянуть, что бы у нас из этого получилось.
– У нас была парочка отличных драк в прошлом, так ведь? Ты бы попытался убить меня теперь если бы мог, Спайк?
Он сардонически усмехнулся:
– Возможно.
– Ну, тогда… как насчет спарринга?!
– Нет, спасибо, pet. Я сегодня что-то не в настроении для ослепляющей головной боли.
– О!– Баффи тихо рассмеялась.– Ничего не будет. Ты можешь ударить меня, Спайк. Я умерла три года назад, и когда Уиллоу воскресила меня, я вернулась чуть изменившейся. Этой разницы оказалось достаточно, чтобы твой чип не реагировал, если ты нападешь на меня.
– Ты умирала?
– Адская богиня Глория открыла портал, и, чтобы закрыть его, мне пришлось умереть. Надо будет придумать, как удержать ее от такого в вашем измерении. Уиллоу может оказаться неспособной вернуть меня на этот раз.
– Рыжая способна на заклятия такого уровня?
– О да. И может быть чертовски опасной.
– Похоже, рядом с нею стоит быть поосторожней,– пробормотал вампир.
Движение его руки было резким и внезапным. Он толкнул ее достаточно сильно, чтобы заставить сделать шаг назад, но не настолько, чтобы позволить чипу включиться на полную мощность, если бы он активировался.
– Ну, так что,– сказал Спайк с весьма неприятной усмешкой, появившейся, когда стало понятно, что чип не сработает.– Я снова могу попробовать убить Истребительницу?
– Попытайся…
– Так и сделаю.
Удар кулака в горло наверняка раздробил бы ей гортань, если бы достиг цели. Баффи едва успела поставить блок. И еще один. Он бил жестко, не сдерживаясь. Приходилось отвечать в полную силу. Это превратилось в водоворот движений и ударов, которыми они обменивались на невероятной скорости.
На одно ужасное мгновение ей показалось, что Спайк действительно пытается убить ее. В то время как она ни за что на свете не смогла бы распылить этого вампира. Проще было бы позволить ему прикончить ее. Истребительнице оставалось лишь обороняться, а против настолько сильного противника этого было чертовски недостаточно.
Но потом Баффи увидела безрассудную радость и смех в глазах Спайка. И теперь, сражаясь, они оба улыбались, нанося удары и молниеносно блокируя их, пытаясь предсказать действия противника и противопоставить им собственные боевые навыки. Это все еще был их танец, танец скорости, равенства сил и свирепой дикости, смертельный танец, в котором они так никогда и не доходили до финальной убийственной точки.
Кто из них совершил ошибку Баффи так и не поняла, но внезапно они оба врезались в склеп, ухватившись друг за друга в попытке удержать равновесие. Она ударилась спиной о стену и Спайк впечатался в нее всем своим весом. И они беспечно хохотали, а через мгновение он уже впивался в ее губы и жадно целовал, и она отвечала ему со всей страстью, яростно прижимаясь к его бедрам, изгибаясь и пытаясь стать еще ближе.
А потом поцелуй прервался и они, все еще тяжело дыша, смотрели друг на друга.
– Так и не передумала?– пробормотал он, не скрывая удивления.
– Никогда...
– Этот демон, Крейзвик. Он нашел для меня кое-что. Укромное местечко, в районе заброшенных фабрик. Не хочешь взглянуть?
Она отлично понимала, что он ей предлагал на самом деле.
– Отличная идея,– с улыбкой согласилась она.– Так он принял предложение?
– Шутишь? Твое обещание неприкосновенности для него и его семьи, моя защита, если она ему понадобится? О, да, он принял это предложение… Ты видела когда-нибудь как улыбаются ящерицы? Эти Крэйзвики, они – рептилии, ну, в некотором роде. Так вот он улыбнулся так, что его голова практически разделилась пополам.
– Ангел не сможет узнать, где ты теперь живешь?– спросила Баффи, и он ухмыльнулся в ответ.
– Да уж, от нашего с тобой общения Ангел явно будет не в восторге. Но документы будут оформлены на твое имя, так что он не смог бы зайти, даже если бы знал.
– Он может сказать Ксандеру или Райли, где ты, чтобы они пробрались вовнутрь и распылили тебя.
– Тоже так подумал и обсудил это с Крейзвиком. А тот отправил меня к одной демонессе, которая занимается всякими колдовскими штуками, как Рыжая. И та наведет чары, чтобы никто не узнал, где я живу.
– Отличная мысль. Будь осторожен, когда будешь перевозить свои вещи.
– Все, что было для меня важным, я перевез сразу же, до того как Капитан Картон мог бы попытаться что-то предпринять. Но этот придурок соображает довольно медленно, и то, что осталось, он с приятелями могут громить, если им захочется.
– Хорошо.
По дороге к новому жилищу Спайка, Баффи, повинуясь какому-то импульсу, взяла вампира за руку и сразу почувствовала, что он немного напрягся,а взглянув на него, заметила и удивленно приподнявшиеся брови, и губы, искривившиеся в насмешливой улыбке. Для него все это было не более, чем шуткой, странным и забавным розыгрышем, который его развлекал. Но потом его прохладные пальцы переплелись с ее собственными.
Внезапно он посмотрел на нее:
– Заходил на Ревелло-Драйв. Твоя мама просила сказать, что она договорилась о проведении компьютерной томографии.
– Отличная новость,– с облегчением произнесла Баффи.
Спайк нахмурился:
– Что-то не так с твоей мамой, pet?
– У нее была опухоль мозга. И в моем измерении она умерла. Я хотела бы, чтобы здесь с ней этого не случилось.
– В твоем измерении ее не смогли вылечить?
– Ей сделали операцию и удалили опухоль. Но когда мы подумали, что все в порядке, она умерла от аневризмы. Я надеюсь, что если они сделают операцию пораньше, а врачи будут предупреждены, этого можно будет избежать.
Он кивнул и, задумавшись на мгновение, сказал:
– Я мог бы понаблюдать за нею, когда она выпишется из больницы. Я же вампир. И в том, что касается крови, есть не так много вещей, которые я не мог бы почувствовать. Могу сказать тебе, если начнется что-то подобное, а ты сможешь сообщить это врачам.
– Ты сделаешь это? Спайк, спасибо!
Вампир выглядел совершенно смущенным.
– Твоя мама, она настоящая леди,– пробормотал он.– И была добра ко мне. Не переживай, pet. На этот раз она не умрет.
Баффи улыбнулась ему. Спайк заботился о Джойс в том измерении и похоже, что здесь он поступал также.
Двигаясь по пустынным улицам, они добрались до старого промышленного района.
– Сюда,– сказал Спайк, поворачивая к зданию, напоминающему заброшенный склад. За рассохшейся дверью, висевшей на покривившихся петлях, оказалась крепкая цементная лестница, которая вела к основательной металлической двери. Спайк открыл ее, дотянулся до выключателя, зажег свет и отступил, освобождая Баффи проход.
Она зашла вовнутрь и улыбнулась:
– Мило.
– Привыкла к шикарным апартаментам, Истребительница?– сухо произнес Спайк.– Это лучшее, что было у Фригаса, а он на этом бизнес делает. Но он подумал, что сделка того стоит.
За исключением отсутствия окон, жилище могло сойти за номер "люкс" в роскошном отеле. По площади помещение соответствовало размерам склада, расположенного на поверхности, и все комнаты – гостиная, столовая, небольшая, но отлично обустроенная кухня, большая спальня с королевских размеров кроватью, роскошная ванная комната – были открытыми ,просторными, с ярко освещением и дорогой мебелью, и выглядели очень комфортабельно.
– Глянул сюда и решил, что квартирку надо брать,– сказал Спайк, опираясь плечем на арку дверного проема в спальню.
Оценив на огромную кровать, Баффи невольно рассмеялась:
– И что теперь?
– Испытания провести не хочешь?
– Почему бы и нет?
Вампир взглянул на нее, нахмурившись, а затем сбросил плащ, снял ботинки и отвернулся, чтобы снять с постели покрывало. Никакой романтики, никаких попыток создать соответствующую атмосферу при помощи музыки, или шампанского, или еще чего-нибудь в том же духе. Все почти безразлично, по-деловому. Спайк бросал ей вызов, откровенно демонстрируя, что здесь не планируется никаких чувств, просто секс.
Баффи тихо улыбнулась, снимая кроссовки и выскальзывая из джинсов. Он даже не представлял, с чем имеет дело. К тому моменту, когда Спайк повернулся, чтобы бросить покрывало на стул, она уже была рядом и избавляла его от футболки.
– Обожаю твой пресс…,– промурлыкала она, проведя рукой по его груди и животу. Сильные упругие мышцы и твердые узкие кости, сплошное удовольствие и на вид, и не ощупь,– эти кубики такие симпатичные.
Эти слова вызвало ожидаемую реакцию.
– И вовсе не симпатичные,– почти по-детски обиженно проворчал вампир.
– Мне виднее,– она прижалась губами к его груди, лизнула и сжала губами сосок, чувствуя, как он затвердевает под лаской.– Симпатичные и очень соблазнительные.
– Черт побери, Истребительница,– он невольно улыбнулся.– Ты, правда, считаешь, что меня нужно уговаривать?
– Не-а, я знаю, что к этому ты всегда готов. Мне просто нравятся чувствовать тебя.
– Что ж, чувствовать тебя мне тоже нравится– Спайк беспомощно рассмеялся.
Его пальцы запутались в ее волосах, он притянул ее к себе и жадно поцеловал. Губы сталкивались, языки скользили и толкались, словно они хотели съесть друг друга заживо…
– Боже, я так скучала…– прошептала она.– Так скучала по тебе.
Ее пьянил запах его кожи, и его вкус, и она никак не могла насытиться этим ощущением. Тем, что Спайк, настоящий, реальный Спайк снова здесь, с нею и это его она обнимает сейчас. Как же давно это было. Сколько времени прошло с тех сумасшедших трех месяцев, когда они были любовниками. Время, которым она не дорожила тогда. Истребительница трахалась с вампиром, избивала его, использовала его, чтобы хоть что-то почувствовать и ничего больше. Слепой эгоизм, жестокость, и безразличие.
Теперь она понимала, что тогда чувствовал Спайк. Знала, какую боль причиняло ему понимание того, что для Баффи это был просто секс, что она не любит его. И все же вампир желал ее так отчаянно, что не мог отказаться даже от подобного суррогата отношений, и не важно, сколько боли ему это причиняло. А теперь наступила очередь Истребительницы пройти через подобное. Для здешнего Спайка это был всего лишь секс, только поиск новых ощущений, просто любопытство.
Но даже в этом случае для Истребительницы это все еще было не так плохо, как когда-то для него. Этот Спайк не любил ее, но у него не было причин, чтобы отвергать ее так, как сама Баффи отвергала вампира, презирая и не скрывая того, что стыдится своей с ним связи, безразличная к тому, каким несчастным он, должно быть, чувствовал себя из-за этого.
Она причинила ему столько боли! Но не в этот раз. Не теперь. Она целовала его с нарастающей страстью, но руки ласкали и гладили его тело и лицо с нежностью, с молчаливой любовью. Она хотела доставить ему удовольствие. Ее тело наслаждалось близостью, но в этот раз для нее были важнее ощущения, которые она могла подарить ему.
Они потеряли равновесие и упали на кровать. Она лежала, прижатая его весом, а Спайк смотрел на нее сверху вниз, и пальцы бездумно запутывались в ее волосах, а между бровей залегла морщинка, и в глазах был вопрос. Разумеется, вампир был насторожен и сбит с толку. Она не могла скрыть своих реакций, не могла делать вид, что для нее это такая же случайная связь, как и для него.
– Для тебя это может быть чем угодно, слышишь?– прошептала девушка, внимательно вглядываясь в его недоверчивые глаза.– Ничего не прошу у тебя. Просто хочу, чтобы тебе было хорошо.
– Так и есть, Истребительница,– ответил Спайк.– Так и есть...
Они оба тяжело дышали, а ведь для него дыхание было совсем не обязательным. Она торжествующе улыбнулась, осознавая, что его охватила страсть, что и заставило включиться рефлексы. Сейчас он был полностью в ее власти, ведь она знала его тело, знала, какие ласки заставят его абсолютно потерять голову.
– О, Господи, кто бы мог подумать?!– выдохнул он.
– Кто бы мог подумать, что?
– Заноза-в-заднице-Саммерс, чертова Снежная Королева. Кто бы мог подумать, что в постели ты будешь настоящим зверем.
– Ты недоволен?
– Я, что, похож на сумасшедшего?
Они молниеносно избавили друг с друга от оставшейся одежды. Их тела сплетались и извивались, кожа к коже, плоть к плоти, трение становилось все интенсивнее, жажда близости становилась невыносимой, закручиваясь в безумную спираль.
– Господи, Истребительница!– простонал он, выгибаясь навстречу ласкам, которые дарили ее руки.– Капитан Картон точно не мог научить тебя такому!
– Нет, это твоя заслуга.
Но и у нее перехватывало дыхание и сдавливало горло. Сто двадцать лет опыта сделали его непревзойденным мастером в любовных играх, и весь этот опыт он применял сейчас к ней. Он наполовину перешел в вампирскую личину. Никто, кроме Спайка, не делал с нею такого и Баффи уже почти забыла, как это невероятно, как возбуждающе, когда его язык, шероховатый как у кошки, проходится по ее груди, соскам, животу, внутренней поверхности бедер, а клыки нежно царапают и покусывают ее плоть, делая каждое мгновение близости нестерпимо приятным и томительно-эротичным.
– Боже, Спайк!
Он засмеялся. Это снова было сражение, их новый бой, в котором на этот раз они пытались довести друг друга до полного безумия, битва, в которой ни один из них не мог оказаться в проигрыше.
– Никто… никогда…– ни с кем и никогда Баффи не чувствовала того, что ощущала рядом с этим вампиром. В тот единственный раз, когда Ангел и она занимались любовью, он оставался в человеческом облике, опасаясь, что его вампирская маска может оттолкнуть наивную девственницу, которой она, собственно, и была. Райли и Паркер были людьми. А не один человек не может сравниться с Истребительницей. Или удовлетворить ее.
Но то, что было сейчас у нее со Спайком, было чем-то большим. Потому что теперь она любила его. Раньше этого чувства не было, и она не знала насколько иным это все делает. Когда каждое прикосновение значит так много, превращаясь в мучительный восторг, достигая такой интенсивности, которой она никогда не испытывала раньше. Ее тело изгибалось, руки обнимали все крепче, и она вдруг обнаружила, что беспомощно лепечет бессмысленные нежности уткнувшись ему в плечо. Точно так же как это делал Спайк все те три коротких месяца. Она не позволяла ему произносить этого вслух, но он не мог сдержаться. И теперь девушка понимала, почему.
Он резко вошел в нее, и она закричала, наслаждаясь совершенством этого мгновения. Она так долго, так сильно хотела этого. Он делал ее завершенной. Они выгибались навстречу друг другу, пытаясь стать еще ближе, слиться в единое целое.
Баффи охватил чистый восторг от ощущения его движения в ней, от заполненности, которую он дарил ей, даже от вида его лица, охваченного страстью, потерявшегося в наслаждении, и оттого столь прекрасного. Она сжалась вокруг него и услышала его резкий вздох, где смешались восторг и изумление. Этот Спайк еще не знал обо всех возможностях мышц Истребительницы.
Они сражались друг с другом за право довести партнера до исступления и одновременно удержать его на краю, но движения становились все быстрее и интенсивнее, жесткими, отчаянными. Каждый нерв, каждая клеточка тела горела в огне, и ничего не существовало, кроме этого невыносимого, нестерпимого жара, экстаза, в котором терялись их тела и разум.
Она увидела, как слепнут его глаза, почувствовала как вздрагивает и пульсирует его член внутри ее тела, прежде чем позволила себе упасть в бездну наслаждения, бездумно теряясь в ощущениях.

ТВС





 

@темы: перевод, наглость невероятная, spuffy)))

URL
   

главная